Сообщество создано по аналогии с ru_verses на ЖЖ и для того, чтобы постить в нем любимые стихи. Получайте удовольствие и поделитесь им с другими.



Правил очень мало, но они обязательные.
Итак:

1) В сообщении должен быть только текст стихотворения;

2) В названии сообщения необходимо указывать только автора и название либо первую строку стихотворения;

3) Все примечания и сопутствующие высказывания - в комментарии.

4) Постить можно только стихи (на языке оригинала и/или переводы), тексты песен, тексты Ваших друзей, Вас впечатлившие. Никакой прозы здесь не будет. Равно как и Ваших собственных стихотворений.

Дополнение и примечание:
читать дальше

Enjoy!

(с) текст дисклаймера частично содран с ru_verses.

Дружественное сообщество, в котором можно публиковать свои собственные произведения.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:12 

Александр Кабанов - Пришествие

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Чую гиблую шаткость опор, омертвенье канатов:
и во мне прорастает собор на крови астронавтов,
сквозь форсунки грядущих веков и стигматы прошедших —
прет навстречу собор дураков на моче сумасшедших.

Ночь — поддета багром, ослепленная болью — белуга,
чую, как под ребром — все соборы впадают друг в друга,
родовое сплетенье корней, вплоть до мраморной крошки:
что осталось от веры твоей? Только рожки да ножки.

И приветственно, над головой поднимая портрет Терешковой,
миру явится бог дрожжевой — по воде порошковой,
сей создатель обломков — горяч, как смеситель в нирванной,
друг стеклянный, не плачь — заколочен словарь деревянный.

Притворись немотой/пустотой, ожидающей правки,
я куплю тебе шар золотой в сувенировой лавке —
до утра, под футболку упрячь, пусть гадают спросонок:
это что там — украденный мяч или поздний ребенок?

Будет нимб над электроплитой ощекотывать стужу,
и откроется шар золотой — бахромою наружу:
очарованный выползет еж, и на поиски пайки —
побредет не Спаситель, но все ж — весь в терновой фуфайке.

Принудительно-яблочный крест на спине тяжелеет:
ежик яблоки ест, ежик яблоки ест, поедая — жалеет,
на полях Байконура зима, черно-белые строфы,
и оврага бездонная тьма, как вершина Голгофы.

2011

Подборка

04:17 

Иосиф Бродский - Натюрморт

Verra la morte e avra i tuoi occhi.
C. Pavese

«Придет смерть, и у нее
будут твои глаза»
Ч. Павезе


1

Вещи и люди нас
окружают. И те,
и эти терзают глаз.
Лучше жить в темноте.

Я сижу на скамье
в парке, глядя вослед
проходящей семье.
Мне опротивел свет.

Это январь. Зима
Согласно календарю.
Когда опротивеет тьма.
тогда я заговорю.

2

Пора. Я готов начать.
Неважно, с чего. Открыть
рот. Я могу молчать.
Но лучше мне говорить.

О чем? О днях. о ночах.
Или же - ничего.
Или же о вещах.
О вещах, а не о

людях. Они умрут.
Все. Я тоже умру.
Это бесплодный труд.
Как писать на ветру.

читать дальше

05:48 

Александр Габриэль - Бог есть Любовь

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Ты был когда-то влюблен в неё, а она в тебя,
но мы в новый день не всегда то, что нужно, тащим.
И прошлое становилось незначимей воробья,
затёртое в хлам разухабистым настоящим.
Она растворилась во мгле, твой покинув стих,
в беспощадном чаду июля, в дожде наклонном...
Ты, возможно, любил других, и она - других,
перейдя Рубикон, не считавшийся Рубиконом.
И прошли вот так, в золотом угаре, десятки лет;
время рушило замки, корчилось и ветшало...
И однажды его затупившийся злой стилет
уколол и тебя ядовитым змеиным жалом.
Жизнь ушла в полынью, подскользнувшись на тонком льду,
в черноту неживой воды, подточившей камень...
Ты на койке больничной в предсмертном хрипел бреду,
а вокруг цепенели врачи, разводя руками.
Впереди был тоннель, светоносным маня кольцом,
привлекая собою измученного скитальца...

Только вдруг,
ни с того, ни с сего,
ты увидел её лицо.
Просто вспомнил зачем-то улыбку ее и пальцы.
И вода разошлась, обнажая придонный ил,
и, мечи побросав, отступили и смерть, и скверна...

Ты негаданно выжил, нарушив расклад светил,
ибо Бог есть Любовь. Ибо Бог есть Любовь.
Наверно.

20:14 

Дмитрий Быков "Шаири"

Травница Аль
Будто вся родня на даче; будто долго и устало
Еду к ним на электричке с августовского вокзала;
Город розовый и пыльный, вечер пятницы, закат.
Пригляжусь — никто не видит, или видят, но молчат.

Между тем уже вполнеба, или больше, чем вполнеба,
Что-то тянется такое, то ли сверх, а то ли недо,
Что-то больше всех опасок, заслоняющее свет,
Адских контуров и красок, для которых слова нет.

Но ни паники всеобщей, ни заминки, даже краткой,
Только изредка посмотрят в ту же сторону украдкой —
И опять глаза отводят, пряча жуткое на дне,
Все торопятся уехать — тоже, может быть, к родне.

Ну а, может, в самом деле лишь один я это вижу —
Эти всполохи и всплески, эту бешеную жижу?
Я в последнюю неделю, в эту тяжкую жару,
Явь от сна не отличаю, мыслей всех не соберу?

Но привычно двери пшикнут, и потянутся, ведомы,
Проводов неутомимых спуски плавные, подъемы,
Вспоминаться будут снова и заглядывать в окно
Полустанки сплошь на -ово, или -ское, или -но.

Но среди родных названий вдруг проглянет неродное —
То ли что-то ременное, то ли что-то коренное;
Чья-то девочка заплачет, средь народа не видна,
Лошадь белая проскачет вдруг, без всадника, одна.

читать дальше

00:22 

Игорь Касьяненко "Я не сужу, не учу, не прошу..."

Arme
унция совы
Я не сужу, не учу, не прошу.
И не служу ни мечу, ни грошу.
И ничего доказать не хочу.
Я колокольчик – я просто звучу.

Просто звучу, без ключей и причин,
Словно ручей или пламя в печи.
Я не умею таиться, как тать.
Я колокольчик – я должен звучать.

Мне одиноко и душно в толпе.
Сам по своей я гуляю тропе,
Ноги в грязи, голова в облаках,
Я колокольчик в Господних руках.

Я проводник, я последний связной
Между звездой и надеждой земной.
Я оттого так свободно звучу,
Что только жизнью за это плачу.

И вот пока я звучу неспеша,
Рядышком, чья-то живая душа
Вдруг откликается эхом в ответ,
Будто бы в ней зажигается свет.

А миг спустя, уже с разных сторон,
Льётся хрустальный, серебряный звон.
Так возникает аккорд бытия,
Где самой тоненькой ноткою – я.

И все, кто в музыку ту посвящён,
Ищут в себе её вновь и ещё…
А я тихонько звучу в стороне.
И это, в сущности, всё обо мне.

09:02 

Константин Потапов - игры детей

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
1
господи милый, прости
ей всё, что она постит
2
весь этот индибред
пятничных сигарет
иронию бритых висков
всю непрожитую скорбь
3
прости ей бьющий сквозь спесь
отчаянный трубный вой
просьбу сказать: что-то есть
ещё кроме звёздных войн
длинных гудков, тоски
дай ей забытый скилл
4
детства, ладоней, птиц
считалок, реки, кассет
с июлем, свободы впустить
море в каждый отсек
памяти - стаями рыб
способность заплакать навзрыд
5
хотя бы - решиться на вздох
в сумерках летних садов
глядя на игры детей
в трепещущей темноте

ЖЖ, Стихира.

03:54 

Микаэль Штерн - Мы не умеем пользоваться словами.

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Что значит слово – всяк для себя решает. Нет ничего двусмысленней, чем слова.
Каждому нашему слову не помешает целый словарь толковый, а лучше – два.
Рвутся они, вылетают из нас как пули, твердо верша свое мрачное волшебство…
Тысячу раз мы ими мир обманули, не собираясь обманывать никого.

«Ты не потянешь» - насмешливо бросят в спину,
Думая тихо: смелее иди, не трусь…
«Ах ты, придурок!» - мать закричит на сына,
А в переводе – «Я за тебя боюсь».
Юноша бросит: «уродина!» - юной деве,
Вместо того, чтоб признаться в первой любви…
«Все! Ухожу!» - хлопнет дверью мужчина в гневе,
А перевод: «умоляю, останови!»
В «этот успех был тобой не вполне заслужен»
Слышится «я собираюсь тебя предать»…
«Все тебя предали, ты только мне и нужен»
Значит: «да, нужен – пока что-то можешь дать".

Мы и слова – как мартышка с ручной гранатой. И, позабыв, что честней – не всегда ясней,
Мы теребим имена, времена и даты в поисках смысла и вымысла прошлых дней,
Делаем выводы, путано, быстро, смело, режем себя, кидаем себя на дно…
Но забываем, что слово – не значит дело, так же как мысль и вымысел – не одно.

Боль принимая за ненависть и обиду, свой непокой принимая за злой недуг,
Верим наветам тех, кто спокоен с виду – яд, как вино, принимая из этих рук.
Верим, что знаем уже, что они такое – просьба, молитва, официальный спич,
Ищем покоя, не заслужив покоя. И получаем на выходе паралич.

Тщетно пытаясь взлететь из житейской скверны, не понимая, как нас туда занесло,
Жаждем минуты, когда будем поняты верно. Миг наступает – мы не находим слов.
Что там – немеем, безмолвствуем, каменеем. И немота эта давит еще сильней...
Мы же слова использовать не умеем….Что я скажу ему, что я отвечу ей?

И – на язык ляжет горечи вкус миндальной. И – голова без усилий слетает с плеч…
Мы переводим с русского на фатальный – слово любое вгоняя в себя, как меч.
Ах ты подлец!...Ну что же ты, что же, что же… встань, поднимись, ведь надежда еще жива….
..И продолжаем жить – но уже без кожи. Содранной о непонятые слова.

Вслед восклицаем, падаем, рвемся следом, не сознавая, какой нынче день и час…
Где нам понять других… их язык неведом… Нам только важно, чтоб понимали нас…
…Вот и судьба объявила, что карта бита, бросив тебя на барьер, на асфальт, на нож -
Что, человек, ты скажешь в свою защиту, в час, когда все непонятое поймешь?

- Что ты ответишь в час, когда сгинет морок
Стоя на зыбкой кромке небытия?
- Я был избит. Словами тех, кто мне дорог.
В них говорилось о том, как им дорог я.
-Что ж ты молчал, когда затворились двери,
Зная, что дальше безмолвие и беда?
-Я оглушен был . Кажется, я поверил.
В то, что не было сказано никогда.
- Чашу испив, переполненный тьмой и ядом
Что осознал, балансируя на краю?
- Я был убит. Словами тех, кто был рядом.
В них говорилось о том, что они убьют.
- Ради всего, что осталось в тебе живого
Что ты сказал бы тем, кто еще не глух?
- Я говорил. Я кричал, но увы, ни слова
Не прозвучало… не прозвучало вслух.

Так вот. Такие мы. Разные мы. Но все же
Общее есть проклятие – на века.
Наш Вавилон – внутри. Мы понять не можем
Даже слова единого языка….
Дальше живем… с разбитыми головами…
не становясь спокойнее и мудрей…
Мы не умеем пользоваться словами…
Я не умею пользоваться словами….
Ты не умеешь пользоваться словами…
Он не умеет пользоваться словами…
Все не умеют пользоваться словами…
Вышли нам, боже, парочку словарей.

3.05.16

ЖЖ

10:29 

(С)ущество

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
да, все темы эти стары как мир.
их ещё Гомер, Эврипид, Шекспир
в полной мере тронули и раскрыли.

но мы здесь, на долгие лье и мили
на английском, идише, суахили
пишем, чтобы наши потомки знали,
что мы тоже плакали и любили,
а не просто жили и умирали.

* * *
я люблю тебя самым темечком, родничком.
будто в детстве солнечном ляжешь в траву ничком,
смотришь: вот о твои границы пойманным светлячком,
как в стеклянной банке, бьётся большое чувство.

не пойду ловить тебя я ни удочкой, ни сачком.
зря мальчишки злые дразнятся простачком -
дураки. убегу смотреть на тебя дичком,
а в красивой клетке пусть остаётся пусто.

* * *
у меня на балконе светает чертовски рано.
спорим,
что даже раньше,
чем за твоим окном?
да, живём через улицу, но каждый день упрямо
я держу рассвет,
чтоб ты выспался,
за подол...

* * *
я проснулся в начале вторника,
до будильника
как старик.
я проснулся ещё до дворника,
до маршруток...
в тот самый миг,
когда дышится лишь со вздохами,
когда ты сам себе Галактика,
когда знаешь, что там, за окнами
как по телеку
профилактика.
я проснулся с глубокой трещиной
сквозь всю жизнь, что я взял в прокат.
сам не свой,
с незнакомой женщиной,
на которой сто лет женат.

Страница автора на Стихире.

09:20 

Юрий Кузнецов, "Петрарка"

L del Kiante
«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
И вот непривычная, но уже нескончаемая вереница подневольного люда того и другого пола омрачает этот прекраснейший город скифскими чертами лица и беспорядочным разбродом, словно мутный поток — чистейшую реку; не будь они своим покупателям милее, чем мне, не радуй они их глаз больше, чем мой, не теснилось бы бесславное племя по здешним узким переулкам, не печалило бы неприятными встречами приезжих, привыкших к лучшим картинам, но в глубине своей Скифии вместе с худою и бледною Нуждой среди каменистого поля, где ее (Нужду) поместил Назон, зубами и ногтями рвало бы скудные растения. Впрочем, об этом довольно.
Из письма Гвидо Сетте, архиепископу Генуи.
1367, Венеция


Так писал он за несколько лет
До священной грозы Куликова.
Как бы он поступил — не секрет,
Будь дана ему власть, а не слово.
Так писал он заветным стилом,
Так глядел он на нашего брата.
Поросли б эти встречи быльем,
Что его омрачили когда-то.
Как-никак шесть веков пронеслось
Над небесным и каменным сводом.
Но в душе гуманиста возрос
Смутный страх перед скифским разбродом.
Как магнит потянул горизонт,
Где чужие горят Палестины,
Он попал на Воронежский фронт
И бежал за дворы и овины.
В сорок третьем на лютом ветру
Итальянцы шатались как тени,
Обдирая ногтями кору
Из-под снега со скудных растений.
Он бродил по тылам, словно дух,
И жевал прошлогодние листья.
Он выпрашивал хлеб у старух —
Он узнал эти скифские лица.
И никто от порога не гнал,
Хлеб и кров разделяя с поэтом.
Слишком поздно других он узнал.
Но узнал. И довольно об этом.

14:53 

Дмитрий Быков, "А. Мелихову"

Arme
унция совы
Степей свалявшаяся шкура,
Пейзаж нечесаного пса.
Выходишь ради перекура,
Пока автобус полчаса
Стоит в каком-нибудь Безводске,
И смотришь, как висят вдали
Крутые облачные клецки,
Недвижные, как у Дали,
Да клочья травки по курганам
За жизнь воюют со средой
Меж раскаленным Джезказганом
И выжженной Карагандой.

Вот так и жить, как эта щетка
Сухая, жесткая трава,
Колючей проволоки тетка.
Она жива и тем права.
Мне этот пафос выживанья,
Приспособленья и труда
Как безвоздушные названья:
Темрюк, Кенгир, Караганда.
Где выжиданьем, где напором,
Где - замиреньями с врагом,
Но выжить в климате, в котором
Все манит сдохнуть; где кругом
Сайгаки, юрты, каракурты,
Чуреки, чуньки, чубуки,
Солончаки, чингиз-манкурты,
Бондарчуки, корнейчуки,
Покрышки, мусорные кучи,
Избыток слов на че- и чу-,
Все добродетели ползучи
И все не так, как я хочу.

И жизнь свелась к одноколейке
И пересохла, как Арал,
Как если б кто-то по копейке
Твои надежды отбирал
И сокращал словарь по слогу,
Зудя назойливо в мозгу:
- А этак можешь?
- Слава Богу...
- А если так?
- И так могу...
И вот ты жив, жестоковыйный,
Прошедший сечу и полон,
Огрызок Божий, брат ковыльный,
Истоптан, выжжен, пропылен,
Сухой остаток, кость баранья,
Что тащит через толщу лет
Один инстинкт неумиранья!
И что б тебе вернуть билет,
Когда пожизненная пытка
Равнина, пустошь, суховей
Еще не тронула избытка
Блаженной влажности твоей?

Изгнанники небесных родин,
Заложники чужой вины!
Любой наш выбор несвободен,
А значит, все пути равны,
И уж не знаю, как в Коране,
А на Исусовом суде
Равно - что выжить в Джезказгане,
Что умереть в Караганде.

17:10 

Тимур Кибиров, "Кара-Барас" (опыт интерпретации классического текста)

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Идеал
Убежал…

(Нет, лучше эквиритмически) —
Идеалы
Убежали,
Смысл исчезнул бытия,
И подружка,
Как лягушка,
Ускакала от меня.

Я за свечку,
(в смысле приобщения к ортодоксальной церковности)
Свечка — в печку!
Я за книжку,
(в смысле возлагания надежд на светскую гуманитарную культуру)
Та — бежать
И вприпрыжку
Под кровать!
(то есть — современная культура оказалась подчинена не высокой духовности, коей взыскует лирический герой, а низменным страстям, символизируемым кроватью как ложем страсти (Эрос), смертным одром (Танатос) и местом апатического или наркотического забвения (Гипнос)

Мертвых воскресенья чаю

22:10 

Мария Маркова. "Как ты живёшь с такою красотой..."

kifri
Today is a gift. That's why they call it the present.
Как ты живёшь с такою красотой —
подумать страшно! — обморок, затменье.
А я хожу всё песенкой простой.
Быть песенкой и вовсе не уменье.
Как ты проходишь их сердца насквозь
и сколько в каждом оставляешь света?
А я живу, как дождик. Не сбылось
стать быстрым ливнем в середине лета.
Я тихий дождик, мелкий, словно взвесь,
а ты реки зелёные изгибы,
и за спиной твоей темнеет лес,
таится гибель.

Сегодня день длиннее, чем вчера,
а я стою одетая в прихожей
и говорю застенчиво: "Пора!"
Но вдруг за дверью ждёт меня гора?
Нет, не пора. Снимаю шарф. Похоже,
пока ты там и больше мира ты,
мне воздуха не хватит объясниться.
Для воробья, для незаметной птицы
ты дольше, чем паденье с высоты,
и я кладу на полку рукавицы
и поливаю в комнате цветы,
но и они, кивающие, — ты!

Ещё бывает так, что кто-то снится,
как ветер — вдруг — в лицо — из пустоты.
И это — ты?..

А то ещё: двоится
пространство сна, и у тебя черты
мои — мои глаза, мои ресницы,
и волосы, и шея, и ключицы,

и даже

дар

внезапной немоты.

09:34 

Дороти Паркер, перевод М.Бородницкой, "Разговор с собакой"

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Твой взгляд сияет верой неземной,
Не встретишь у людей такого взгляда.
О, как ты чист, склоненный предо мной…
(И доедаешь тапки?! Фу, не надо!)

Да! Этот мир был создан для тебя.
Ты на меня взираешь как на гостью -
Так мудро, снисходительно, любя…
(Эй! Прочь с подушки с этой грязной костью!)

Как ты силен и как хорош собой!
Ты в поисках опасности и риска
Готов на ратный подвиг и на бой…
(Не подходи к аквариуму близко!)

Мне нравится воинственный твой дух.
Звучит твой голос радостно и звонко,
И боевой твой клич ласкает слух…
(Сейчас же прекрати трепать котенка!)

От носа и до кончика хвоста
Ты оптимист. Тебе чужда рутина,
И косность, и мирская суета…
(Не мог прогулки подождать, скотина!!!)

02:20 

Алания Брайн - * * * (а вот если не утыкаться в планшеты, айфоны...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
а вот если не утыкаться в планшеты, айфоны, антирадары своих машин?
что если проснуться с этой своей незначительностью и грустью,
прожить новый день, не достигая крутых вершин,
понять, что внутри, как во вселенной, — пусто.

произнести — я свободен. прямо сейчас сознаться.
пуститься в жизнь босиком и с открытым сердцем.
со всем барахлом постылым своим расстаться,
чтоб никуда от себя не спрятаться и не деться.

и тихо идти — по лесам, по горам, по степной траве.
все глубже дышать, на каждом шагу забывая роли.
вдруг встать над обрывом и замереть во мгле.
к вечеру выйдя к морю — УВИДЕТЬ море.

22:02 

Фернандо Пессоа, "Опять я, на исходе сил, забыв усталость..."

L del Kiante
«Moi aujourd’hui et moi tantôt, sommes bien deux»
Опять я, на исходе сил
Забыв усталость,
Глазами птицу проводил —
И сердце сжалось.

Как удается на лету
По небосклону
Себя нести сквозь пустоту
Так неуклонно?

И почему крылатым быть —
Как символ воли,
Которой нет, но, чтобы жить,
Нужна до боли?

Душа чужда, и быть собой
Еще тоскливей,
И страх растет мой, как прибой,
В одном порыве —

Нет, не летать, о том ли речь,
Но от полета
В бескрылой участи сберечь
Хотя бы что-то.

20:44 

Н.А.Некрасов, "Моё разочарование"

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Говорят, что счастье наше скользко,-
Сам, увы! я то же испытал!
На границе Юрьевец-Повольска
В собственном селе я проживал.
Недостаток внешнего движенья
Заменив работой головы,
Приминал я в лето, без сомненья,
Десятин до двадцати травы;
Я лежал с утра до поздней ночи
При волшебном плеске ручейка
И мечтал, поднявши к небу очи,
Созерцая гордо облака.


читать дальше

02:07 

Иосиф Бродский, "Пилигримы"

Arme
унция совы
Пилигримы

Мои мечты и чувства в сотый раз
идут к тебе дорогой пилигримов.
В. Шекспир


Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними ноют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды встают над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
...И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землей закатам,
и быть над землей рассветам.
Удобрить ее солдатам.
Одобрить ее поэтам.

1958

17:04 

Клер, "Душа не может жить на пепелище..."

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Душа не может жить на пепелище...
Пройдет неделя, месяц, длинный год, -
Пускай не храм, но сирое жилище
Она на старых углях возведет.

Она промоет глаз ослепших окна,
Откроет двери свежим сквознякам,
И плач, ее так мучивший, умолкнет,
И боли саван упадет к ногам.

Остывший пламень дикого пожара
Она пристроит в простенький очаг.
И белых лебедей вернется пара -
Без зова. Без причины. Просто так.

21:27 

Яков Полонский, "Литературный враг"

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Господа! я нынче все бранить готов -
Я не в духе - и не в духе потому,
Что один из самых злых моих врагов
Из-за фразы осужден идти в тюрьму...

Признаюсь вам, не из нежности пустой
Чуть не плачу я, - а просто потому,
Что подавлена проклятою тюрьмой
Вся вражда во мне, кипевшая к нему.

Он язвил меня и в прозе, и в стихах;
Но мы бились не за старые долги,
Не за барыню в фальшивых волосах,
Нет! - мы были бескорыстные враги!

Вольной мысли то владыка, то слуга,
Я сбирался беспощадным быть врагом,
Поражая беспощадного врага;
Но - тюрьма его прикрыла, как щитом.

Перед этою защитой я - пигмей...
Или вы еще не знаете, что мы
Легче веруем под музыку цепей
Всякой мысли, выходящей из тюрьмы;

Иль не знаете, что даже злая ложь
Облекается в сияние добра,
Если ей грозит насилья острый нож,
А не сила неподкупного пера?!

Я вчера еще перо мое точил,
Я вчера еще кипел и возражал; -
А сегодня ум мой крылья опустил,
Потому что я боец, а не нахал.

Я краснел бы перед вами и собой,
Если б узника да вздумал уличать.
Поневоле он замолк передо мной -
И я должен поневоле замолчать.

Он страдает, оттого что есть семья -
Я страдаю, оттого что слышу смех.
Но что значит гордость личная моя,
Если истина страдает больше всех!

Нет борьбы - и ничего не разберешь -
Мысли спутаны случайностью слепой, -
Стала светом недосказанная ложь,
Недосказанная правда стала тьмой.

Что же делать? и кого теперь винить?
Господа! во имя правды и добра, -
Не за счастье буду пить я - буду пить
За свободу мне враждебного пера!

09:27 

Данил Прутков, "Люблю Голландию..."

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Люблю Голландию, друзья, я!
Бразды пушистые взрывая,
Вбиваю текст в любимый Word:
«Задумав плыть по лону вод,
Летит кибитка удалая…
Голландский радостный народ
Коньками звучно режет лёд,
Скользит и падает, не зная
Ещё, где наша пропадёт…
Ах, дети, дети!.. Мир неистов:
Вечор – ты помнишь? – бургомистр
Велел за дальнею ольхой
Проделать прорубь… Буря мглой
На небесах как раз носилась…
Не помнишь? Нет? Ну, Бог с тобой…
Тогда сходи-ка, сделай милость,
В зал за подзорною трубой…
Да, под пейзажиком Рейсдаля…
И будем наблюдать, как дале
Пойдут событья чередой:
Вот за ольхой соседский мальчик
И девочка - её мне жальче, -
Пошли, как камушки, на дно…
А мы грозили им в окно!
(Я даже отморозил пальчик –
Теперь и больно, и смешно)…
А вот и наш сосед, ван Вельде,
С коньками вместе канул в Шельде!
И ван дер Неер, и ван Штрах,
И пастор Брюгс, и даже – ах! –
Сам Герхард Гельден ван дер Геда!
Суров, суров голландский рок…

Ну-с, милый друг, пора обедать!
Кхм… Скоротали вечерок!..»

МузЭй: ваши любимые стихи

главная