Arme
унция совы
... У края,
где рыжие огни зеркальных деревень
преломлены в созвездьи Скорпиона,
дежурила тоска Наполеона,
в бессонницу отбрасывая тень,
стоял февраль, как мавр.
Вдоль электрички
носили сны в тяжелых зимних сумках.
В купе дрожал стеклянный сумрак
в непостижимой зыбкой перекличке
предметов на оси существованья,
лишенных тени, как именованья.