17:10 

Тимур Кибиров, "Кара-Барас" (опыт интерпретации классического текста)

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Идеал
Убежал…

(Нет, лучше эквиритмически) —
Идеалы
Убежали,
Смысл исчезнул бытия,
И подружка,
Как лягушка,
Ускакала от меня.

Я за свечку,
(в смысле приобщения к ортодоксальной церковности)
Свечка — в печку!
Я за книжку,
(в смысле возлагания надежд на светскую гуманитарную культуру)
Та — бежать
И вприпрыжку
Под кровать!
(то есть — современная культура оказалась подчинена не высокой духовности, коей взыскует лирический герой, а низменным страстям, символизируемым кроватью как ложем страсти (Эрос), смертным одром (Танатос) и местом апатического или наркотического забвения (Гипнос)


Мертвых воскресенья чаю,
К Честертону подбегаю,
Но пузатый от меня
Убежал, как от огня.

Боже, боже,
Что случилось?
Отчего же
Всё кругом
Завертелось,
Закружилось
И помчалось колесом?
(в смысле ницшеанского вечного возвращения или буддийского кармического ужаса, дурной бесконечности — вообще всякой безысходности)

Гностицизм
За солипсизмом,
Солипсизм
За атеизмом,
Атеизм
За гностицизмом,
Деррида
за
М. Фуко.
(Деррида здесь помещен более для шутки, М.Фуко — более для рифмы)

Всё вертится,
И кружится,
И несется кувырком!..

Вдруг из сей всемирной склоки,
Позабытый, чуть живой,
Возникает древний Логос
И качает головой:

“Ах ты, гадкий, ах ты, грязный,
Безобразный греховодник!
Ты чернее фарисея,
(вариант — ты наглее саддукея)
Полюбуйся на себя:
У тебя на сердце злоба,
На уме одна стыдоба,
Пред тобой такие виды,
Что сбежали аониды,
Аониды, пиэриды
Убежали от тебя.

Рано утром на рассвете
Умиляются мышата,
И котята, и утята,
И жучки, и паучки.

Ты один не умилялся,
А кичился и кривлялся,
И сбежали от кривляки
И утехи, и стихи.

Я — Великий древний Логос,
Коим созидался мир,
Форм предвечных Устроитель,
Слов и смыслов Командир!

Если я тебя покину,
Отзову моих солдат,
В эту комнату иные

Посетители влетят
И залают, и завоют,
И зубами застучат,
И тебя, дружок любезный,
Не пройдет пяти минут, —
Прямо в бездну,
Прямо в бездну
С головою окунут!”

Он ударил в медный таз
(коим, по мысли лирического героя, все накрылось)
И вскричал: “Кара-барас!”
(В каком смысле? Непонятно.)
И сейчас же угрызенья,
Сожаленья и прозренья
Принялись меня терзать,
Приговаривать:

“Судим, судим дезертира
За побег от Командира,
За отказ ему служить —
Жить, жить, жить, жить!
Дорожить и не тужить!”

Тут либидо подскочило
И вцепилось промеж ног,
И юлило, и скулило,
И кусало, как бульдог.

Словно от бейсбольной биты,
Я помчался от либидо,
А оно за мной, за мной
По юдоли по земной.

Я к Эдемскому детсаду,
Перепрыгнул чрез ограду,
А оно за мною мчится,
Застит вещие зеницы.

Вдруг навстречу мой хороший
Шестикрылый Серафим.
И презрительные рожи
Корчит Пушкин рядом с ним.

“Ну-ка живо — виждь и внемли!” —
Возглашает Серафим.

А потом как зарычит
На меня,
Как крылами застучит
На меня:

“Ну-ка, братец, не дури,
Говорит,
И спасибо говори,
Говорит,
А не то как улечу,
Говорит,
И назад не ворочусь!” —
Говорит.

Как пустился я по улице
Бежать,
Прибежал к Порогу Отчему
Опять.

Смысла, смысла,
Смысла, смысла
Домогался и молил,
Копоть смыл
И суть отчистил,
Воск застывший отскоблил.

И сейчас же краски, звуки,
Зазвучали в тишине:
“Восприми нас, глупый злюка,
Осторожней и нежней!”

А за ними и стишок:
“Сочини меня, дружок!”

А за ними и Эрот.
(Оставляем рифму “в рот”!)

Вот и книжка воротилась,
Воротилася тетрадь,
И поэтика пустилась
С метафизикой плясать.

Тут уж Логос изначальный,
Коим созидался мир,
Хора древнего Начальник,
Слов и смыслов Командир,
Подбежал ко мне танцуя
И, целуя, говорил:

“Вот теперь тебя люблю я,
Вот теперь тебя хвалю я!
Наконец-то ты, сынуля,
Логопеду угодил!”

Надо, надо Бога славить
По утрам и вечерам,

А нечистым
Нигилистам

(вариант — а засранцам-вольтерьянцам) —

Стыд и срам!
Стыд и срам!

Да здравствует Истина чистая
И Красотища лучистая,
Истое наше Добро,
Вечное наше перо!

Давайте же, братцы, стараться,
Не злобиться, не поддаваться
В тоске, в бардаке и во мраке,
В чумном бесконечном бараке —

И паки, и паки,
И ныне и присно —
Вечная слава —
Вечная память —
Вечная слава
Жизни!

Подымайте
Медный таз!!

С нами Бог! Кара-барас!

Комментарии
2016-04-24 в 20:34 

Arme
унция совы
Eh voila, :hlop: :hlop: :hlop: Прелесть. Серафим мне отдельно доставил невыразимо :) Серафим... зарычит... прелесть же :)

2016-04-24 в 20:38 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Arme, да, автору чувства юмора, и временами сарказма, не занимать. Если хотите, вот сводная страничка его публикаций в журналах.

2016-04-24 в 21:41 

Arme
унция совы
Eh voila, поистине -

Уже написан Вертер, и уже
Написано, что он уже написан.
Чу! Полночь бьёт. И вот гонец из Пизы:
“Тобе пакет!” — Неужто мне? Ужель
Меня так скоро вышвырнут отсель?

Ужели? Неужели? В самом деле
Промчались дни, сгорели карусели
Мои? Как бы оленей быстрый бег…
Каких ещё оленей? Две газели…
Ну, как там дальше?.. на головку сели…
Молчать, гусары!.. А Мельхиседек
Что именно не помню, но изрек…

Наверное, “тобе пакет!”. Всех вумных
Послали к вумным, а к тебе гонец
Приходит в сих лесах широкошумных,
И будет, будет вам ужо мертвец!
Куда ж он денется средь ровныя долины?
— Так пел вчера я, пьяная скотина.

Так пел я, так орал и умирал,
Цитировал по памяти и врал.

А утром понял префикса какого
Страдания достойны пожилого,

Уже написанного… Правильно, гусары!
И тема ненова. И Вертер старый.

2016-04-25 в 06:48 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Да-да. Можно сказать, постмодернизм в интеллектуально-хулиганской версии )

2016-04-25 в 06:48 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Да-да. Можно сказать, постмодернизм в интеллектуально-хулиганской версии )

2016-04-25 в 14:07 

Arme
унция совы
Eh voila,

Так пел я, так орал и умирал,
Цитировал по памяти и врал.


Очень горько и очень точно, пожалуй, сформулировано то чувство, которое накрывает, порою, каждого, кто предается литературным упражнениям.

2016-04-25 в 20:25 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Это, конечно же, не сочинения
и не диктанты, а так, изложения.
Не сочинитель я, а исполнитель,
даже не лабух, а скромный любитель.
Кажется даже не интерпретатор,
просто прилежный аккомпаниатор.
Так и писать бы:
“ПОЭТЫ РОССИИ И МИРА
аккомпанирует Т.Ю.Кибиров на лире”


Жестко и правдиво, но - в этом и его оригинальность... Словом, меня его стихи равнодушным не оставили )

2016-04-25 в 21:02 

Arme
унция совы
Eh voila, тоже красота характеристик, узнаваемых в себе самом:

По прочтении альманаха «Россия — Russia»

1. Только вымолвишь слово «Россия»,
а тем более «Русь» — и в башку
тотчас пошлости лезут такие,
враки, глупости столь прописные,
и такую наводят тоску
графа Нулина вздорное чванство,
Хомякова небритая спесь,
барство дикое и мессианство —
тут как тут. Завсегда они здесь.
И еврейский вопрос, и ответы
зачастую еврейские тож,
дурь да придурь возводят наветы,
оппонируют наглость и ложь!
То Белинский гвоздит Фейербахом,
то Опискин Христом костерит!
Мчится с гиканьем,
лжётся с размахом,
постепенно теряется стыд.
Русь-Россия! От сих коннотаций
нам с тобою уже не сбежать.
Не РФ же тебе называться!
Как же звать? И куда ж тебя звать?

2. Блоку жена.
Исаковскому мать.
И Долматовскому мать.
Мне как прикажешь тебя называть?
Бабушкой? Нет, ни хрена.
Тёщей скорей. Малахольный зятёк,
приноровиться я так и не смог
к норову, крову, нутру твоему
и до сих пор не пойму, что к чему.
Непостижимо уму.
Ошеломлён я ухваткой твоей
ширью морей разливанных и щей,
глубью заплывших, залитых очей,
высью дебелых грудей.
Мелет Емелька, да Стенька дурит,
Мара да хмара на нарах храпит,
Чара визжит-верещит.
Чарочка — чок, да дубинушка —
хрясь!
Днесь поминаем, что пили вчерась,
что учудили надысь.
Ась, да Авось, да Окстись
Что мне в тебе? Ни аза, ни шиша.
Только вот дочка твоя хороша,
не по хоро’шу мила.
В Блока, наверно, пошла.

3. Дай ответ!!! Не даёт ответа.
А писатель ответы даёт.
И вопросов он даже не ждёт.
Так и так, мол! А толку всё нету.
А писатель всё пишет и пишет,
никаких он вопросов не слышит,
никаким он ответам не внемлет,
духом выспренним Русь он объемлет.
И глаголет, глаза закативши,
с каждым веком всё круче и выше.
И потоками мутных пророчеств
заливает он матушку-почву.
Так и так, мол. Иначе никак.
Накричавшись, уходит в кабак.
Постепенно родная землица
пропитается, заколосится,
и пожнёт наконец он ответ —
свой же собственный ужас и бред.

4. ... Свобода
приходит никакая не нагая —
в дешёвых шмотках с оптового рынка,
с косметикою блядскою на лике
и с песней группы «Стрелки»
на устах.
Иная, лучшая — не в этой жизни,
парень.
И всё-таки — свобода есть свобода,
как Всеволод Некрасов написал.

5. Ну, была бы ты, что ли, поменьше,
не такой вот вселенской квашнёй,
не такой вот лоханью безбрежной,
беспредел бы умерила свой —
чтоб я мог пожалеть тебя, чтобы
дал я отповедь клеветникам,
грудью встал, прикрывая стыдобу,
неприглядный родительский срам!
Но настолько ты, тётка, громадна,
так ты, баба, раскинулась вширь,
так просторы твои неоглядны,
так нагляден родимый пустырь,
так вольготно меж трёх океанов
развалилась ты, матушка-пьянь,
что жалеть тебя глупо и странно,
а любить... да люблю я, отстань.

2016-04-27 в 07:14 

Eh voila
В действительности все не так, как на самом деле
Странно... сейчас мысль пришла - по "эстетике безобразного" этот поэт близок к режиссеру Пьеру Паоло Пазолини.

2016-04-27 в 15:20 

Arme
унция совы
Eh voila, к сожалению, с кинематографом я знакома хуже, чем с литературой, так что, могу лишь поверить на слово.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

МузЭй: ваши любимые стихи

главная