Arme
унция совы
Наиболее важен в трагедии акт шестой:
воскресение из мертвых венчает убийства на сцене,
поправляют парики, тряпки,
вырывают нож из груди,
снимают петлю с шеи,
живые и мертвые вместе выходят к публике.

Белеет ладонь на пронзенном сердце.
Жертва блаженно уставилась на палача.
Жизнерадостно кланяется самоубийца.
Отвешивает поклоны отрубленная голова.

Попрана вечность носком королевского башмачка.
Развеяны выводы полями шляпы.
Непоправима решимость завтра начать все сначала.

Мысль, что за кулисами они терпеливо ждали,
не снимая костюма, не смывая грима,
трогает меня больше, чем тирады трагедии.

Но поистине вдохновляет падение занавеса
и то, что видно в узком просвете:
вот одна рука потянулась к брошенному цветку,
вот другая поднимает выпавший меч.

И тогда уже третья, невидимая,
выполняет свою повинность
стискивает мне горло.