Записи пользователя: Фомка (список заголовков)
11:03 

Сергей Гандлевский - * * * (Старый князь умирает...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Старый князь умирает и просит: “Позовите Андрюшу…”
Эта фраза из раза в раз вынимает мне душу,

потому что, хотя не виконты и не графья мы,
в самых общих чертах похоже на смерть моей мамы.

Было утро как утро, солнце светило ярко.
“Позовите Сашу, Сережу, найдите Марка”, —

восклицала в беспамятстве и умерла назавтра.
Хорошо бы спросить напрямую известного автора,

отчего на собственный мир он идёт войною,
разбивает сердца, разлучает мужа с женою.

Либо что-то в виду имеет, но сказать не умеет,
либо он ситуацией в принципе не владеет.

08:29 

Евгений Евтушенко - Колокольчик

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Прости, мой милый, что в подъезде
Под шум полночного дождя
Сжимаю губы я по-детски
Лицо легонько отводя.

Себя веду с тобою странно,
Но ты ко мне добрее будь.
Мне быть обманутой не страшно,
Страшнее – это обмануть.

Ты не зови меня упрямой,
С тобой душою не кривлю.
Сказать "люблю" – не будет правдой,
Неправдой будет – "не люблю".

Нет, недотроги я не корчу,
Но лишь тогда не уходи,
Когда какой-то колокольчик
Забьётся, может быть, в груди.

Ты не казни и не помилуй,
Я ни железо, ни гранит.
Мне хорошо с тобой, мой милый,
Но колокольчик не звенит.

Ты не зови меня упрямой,
С тобой душою не кривлю.
Сказать "люблю" – не будет правдой,
Неправдой будет – "не люблю".

05:19 

Юнна Мориц

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Ночь на исходе лета,
щели забиты мраком,
дождь, как разболтанная карета,
с грохотом катится по оврагам.
Занавесила окна вода.
В карете дышит, мерцая,
облаками закутанная звезда -
не вижу ее лица я,-
только биенье за толстой тьмой,
только ритм, остальное - мнимо.
Так виднелась комета прошлой зимой -
только при взгляде мимо,
когда в хрусталик вовлечена
вся книга небес текучих,
где дышит вести величина,
сжимаясь и разжимаясь в тучах.
Только при взгляде мимо,
и ты этот знаешь взгляд,
льнущий неодолимо
к силам, простертым над.

* * *
С жесткими блестками платье
на черных шелковых лямках.
Она лежит на кровати,
топкой как сумрак в замках.

Летит карета причесок
в тучах небес весенних.
Действительности набросок
виснет на опасеньях.

Этой печали рыбка
переплывает воздух
вечно, прозрачно, зыбко.
Кто - кроме нас - на звездах?..

Она покидает зданье
одиночества в десять башен.
Ей назначил свиданье
композитор гречневой каши,

его чистая лирика - способ
ввести в обман соглядатая,
будто любая особь
есть время, отдельно взятое.

05:37 

Ольга Лишина

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Спрашиваешь, скучала ли, пока ты там бороздил просторы больших театров.
Если я скажу да - это будет
Неправда.
Спроси любого, кому случалось тонуть, задыхаться, чувствовать в легких воду -
Как он, скучал, там в водовороте, по кислороду?

Дефляция
Ты возвращаешься резко, вдруг,
Ура мобильному интернету!
А у меня уже новый друг.
И очень мало осталось лета.
Ты тем же жестом бросаешь плащ,
И так же щуришь глаза на солнце.
И рад бы снова сказать - не плачь,
Не плачь, октябрь к нам еще вернется.

Ты все такой же, и мир вокруг
Тебе на радость льет дождь из тучи.
Но у меня, слышишь, новый друг.
И он честнее тебя.
И лучше.

ЖЖ

06:08 

Ася Анистратенко - * * * (И он ее не любит, и она...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
И он ее не любит, и она
Совсем иными бедами измучена,
Но все же продолжается весна -
Урывками - от случая до случая,
Не громкая, не бьющая ключом, -
Как сказка, что рассказана вполголоса.
Она его не спросит ни о чем,
А лишь легко рукой взъерошит волосы.

И он ее не любит, и она
Совсем иначе жизнь хотела б выстроить,
Но все же продолжается весна -
Урывками - от выстрела до выстрела,
И нету у несбывшейся любви
Ни прошлого, ни будущего времени.
Лишь только жизнь командует: живи!
Зовет, тревожит, ждет, морочит, требует...

И он ее не любит, и она
Устала плыть за ним вниз по течению,
Но в этой речке - не достать до дна,
И на воде не видно отражения,
И холодно порой, и тяжело,
И все надежды - утонули, отмерли,
Но слишком уж ей дорого тепло
Ночного костерка на тихой отмели.

Она не ждет счастливого конца,
Он знает, как все это плохо кончится,
Но не спускает глаз с ее лица,
Бежит к ее губам от одиночества...
И так ее доверчивость страшна,
Что и соврать-то не хватает смелости -
Ведь он ее не любит, а она
Об этом знает больше, чем хотелось бы.
Ведь он ее не любит, а она
Об этом знает больше, чем хотелось бы.

07:31 

Алёна Вайсберг - Признавайтесь в любви

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Признавайтесь в любви, даже если боитесь отказа,
Даже если на все сто процентов уверены в нём.
Говорите смешные слова и нелепые фразы,
Озаряйте обыденность тусклую ярким огнём.

Признавайтесь в любви, не жалея ни слов, ни эмоций.
И не бойтесь остаться, растратив себя, на мели.
В жизни, кроме любви, нет других маяков, карт и лоций.
А без них кораблям никогда не достигнуть земли.

Признавайтесь в любви тем, кто нужен вам, дорог и близок.
(Лучше сделать, чем плакать, что мог, но, увы, не успел.)
Исполняйте мечты и, смеясь, потакайте капризам,
А малыш-купидон поколдует над меткостью стрел.

Признавайтесь в любви, не пытайтесь скрывать её в сердце.
Не страшны холода, если вы отдаёте тепло.
Если вашим огнём удалось хоть кому-то согреться,
Вы поймёте когда-нибудь, как вам в любви повезло.

Страничка на Стихире.

08:24 

Аля Кудряшева - Мизантропические стансы

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Так они залезают в твой мир и пьют его,
Чавкая, захлебываясь, вздыхая:
"Можно войти в Жж с твоего компьютера?"
"Можно, я присосусь к твоему вайфаю?"

Я убегаю, прячусь, сижу на корточках -
Но отказал спам-фильтр, дыра в системе.
"Можно, я одолжу у тебя ту кофточку?"
"Можно войти в тебя из твоей постели?"

День пролетит и ночь проползет тягучая,
Серыми клочьями лезет из неба вата.
"Можно, я полюблю тебя и помучаюсь?
Можно ты в этом сама будешь виновата?"

В общем-то, я не дока в вопросах этики,
В общем-то, я могу и послать подальше,
Только не понимаю, что делать с этими,
После того как ты себя всю отдашь им.

С цельными, как молоко трехпроцентной жирности,
С точными, как инструкции генеральские.
В этом лесу совсем не осталось живности,
Нужен хотя бы день для регенерации.

Не отпускают, пытаясь исчезнувший жар грести,
"Где ты"? - кричат - "Мы привыкли, приди, пожалуйста"!
Капают, капают, капают слезы жадности,
Чтобы их обменяли на слезы жалости.

Боже, они внезапны, как водка в тонике,
Люди умелой кисти, скульптурной лепки.
"Можно я разлюблю тебя после вторника?
Можно в четверг поплачу в твою жилетку?"

Как они знают свой текст, как они поют его, -
Будто "Michele, ma belle" или "Who by fire".
"Можно войти в ЖЖ с твоего компьютера?
Можно, я присосусь к твоему вайфаю?"

Нет, ничего такого особо страшного,
Сдать бы отчет и закончить весь этот чат.
Как же мне тоже хочется что-то спрашивать.

Но абсолютно
некому
отвечать.

ЖЖ итоговая редакция финальной строфы, но мне куда больше нравится первая.]

16:34 

Евгений Рейн - Памяти кошки Симоши

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В пересохлых полях, где цыплячьим подшёрстком нежнеет трава,
Ты теперь - я твои подтверждаю права:
Из фарфоровой миски, расписанной Божьей рукой,
Жизнь лакать без прописки в нескончаемый свой выходной,
Спать на тёплой лежанке поперёк невесомости и
Рассказать горожанке дворовой сомненья свои.
Так ли это всё будет? Не надо ли снова ловить
Мышехвостое облако, крысообразную сыть?
Средь пахучих созвездий, среди “вискаса” и колбасы,
Где тропинка на дачу Корнея и Гончие Псы,

Можно будет гулять, ожидая хозяйки привет,
Безразмерная ночь излучает знакомый рассвет.
Это лежбище кошек - миллион миллионов зрачков
Светят зеленью полной из узких своих маячков,
Призывая тебя в самый верхний, пушистый эфир,
Где налево похлёбка, а направо размашистый сыр.
Так ступай, поднимайся, оставляй этот мир на потом,
Не стесняйся, не майся, ты отозвана Высшим Котом,
Там сидит он, мурлыча, Млечный Путь - его ласковый хвост,
Жизнь темна, непривычна, а Бог - откровенен и прост.

04:43 

Алексей Чернец

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Я люблю вечерний мокрый город:
Мелкий дождик, моросящий сонно,
Улицы в искрящемся убранстве,
В лужах — сопредельные пространства.

Беглыми, но ловкими штрихами
Осень распахнула зазеркалье.
Заглянуть в распахнутую душу
Я ещё сумею, я не струшу!

От погоды или от свободы
Словно ошалели пешеходы:
Торопливо лужи огибая,
Прочь спешат, себя оберегая.

Я стою чуть сбоку, огорошен
Тем, что весь очерчен, огорожен,
Хоть и тонко — непреодолимо.
Вот и плачет осень над картиной.

Скажешь возмущённо: «Что за шутки
В этот мерзкий вечер, мокрый, жуткий?!
Эти сопредельные пространства —
Ноги промочил, и сразу насморк».


Старый дом.

Глядишь сквозь век, отпущенный на шорох
Листвы пожухлой спиленным деревьям,
Осеннего двора заиндевенье —
Прохожими не хоженого шора.

Поверх простынно-наволочных флагов,
Отозванных на полки и на койки
Перед ударом точечным застройки
Грядущей демографии на благо.

Глядишь, и старость перешла урочно
На юностью завещанные тропки.
И некуда спешить — повсюду пробки,
Бессмысленно врастающие в почву.

Скрипя зевнёшь, себя перемогая,
Жильцов сглотнёшь, отбрасывая тени,
И отзовутся гулкие ступени
Хрущёвыми артритными шагами.

02:47 

Александр Цыганков - Прямая речь

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
1
Прямая речь отчётливей в лесу,
Где эхо отвечает с полуслова
Охотнику, что целится в лису,
Стреляет и… цитирует Баркова.
И рыжий зверь его прощальный крик
Смахнёт хвостом в подстрочник листопада
И ускользнёт, как новый воротник
С любимых плеч, прикрытых, как засада,
В другом лесу, что сказочней стократ,
Где больше меха ценится двустволка,
И всякий говорит другому: «Брат!»,
Но смотрит осторожно, как на волка.

2
Охотник ищет в чаще новый след,
Верней, бежит от промаха по следу
Мечты — добыть хоть зайца на обед
И рассказать о подвиге соседу!
Но слышит вдруг свой голос. С языка
Слетела речь и стала Невидимкой,
И увлекла простого мужика —
И повела неведомой тропинкой!
Метался меж деревьев яркий свет.
Закат, как Вий, моргал косматым глазом.
И сам герой распутывал сюжет,
Захваченный охотничьим рассказом.

.ещё три

09:41 

Дмитрий Мурзин

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Возвращается из командировки муж - небрит, колюч,
На день раньше - у жанра свои законы.
В скрипичную скважину вставляет скрипичный ключ.
В квартире накурено, не прибрано, даже воздух лежит неровно.

Время течёт как-то наискосок.
Муж вроде только вошёл, а уже проверяет спальню,
И любой чужой запах, окурок, носок
Воспринимает слишком буквально.

Заглядывает под кровать, в шкаф кидается,
Открывает, а там электрический свет, поезда, вагоны…
И металлический голос: «Осторожно, двери закрываются,
Следующая станция - „Разрыв шаблона“».


* * *
Выключи свет. Задохнись в полумороке мрака.
Думать о смерти не поздно уже и не рано.
Стыдно быть плевелом, но полновесности злака
Не ощущаешь в себе, до второго стакана.

Стыдно и тошно. Хоть совесть теперь и не модна.
Пули ещё не отлиты, не льются слёзы,
Можно дышать, да только дышать свободно
Не получается. Даже в презренной прозе.

03:49 

Сильвия Капутикян

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Не жалуюсь на сердце я:
Пускай щемит, болит сильней!
Чужая радость мне — своя,
Чужая боль своей больней.

Весь мир бы в сердце я взяла,
Костром горела б на ветру!
Лишь сердцем я всегда жила,
Пускай от сердца и умру…
1958

Голубь мира

На груди широкой командира,
Чуть раздвинув ордена, медали,
Приютился белый голубь мира,
Белый голубь мира из эмали.

Белой птицы крошечные крылья
Сложены в торжественном покое:
От грозы и бури их укрыли
Боевые ордена героя…

На перроне

Дрогнули вагоны, и в окне
Грустная улыбка промелькнула
Поезд уходил. И, как во сне,
Вслед ему я руки протянула.

Замерло дыханъе на лету,
Голос потонул в колёсном стуке
Только устремились в пустоту
Рельсы, как протянутые руки.

+6

05:01 

Екатерина Симонова - ПИСЬМА ВКОНТАКТЕ. Письмо восьмое - ИБ

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
а у нас который день идет снег, опустив глаза.
представляешь: можно смотреть до утра,
перематывая, как кинопленку, назад,
и какие-то существа в тусклом – далеком, как эта жизнь - саду говорят.

как долго? о чем? - я не прислушиваюсь: зачем?
снег и небо повторяются каждый день,
примерзая друг к другу, как к человеку тень.
ничего не меняется, понимаешь, ничего совсем.

знаешь, когда понимаешь, что устал от всего?
когда просыпаешься и говоришь: я устал.
пожалуй, все.

ЖЖ

11:07 

Анна Логвинова

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Я выверяла все поступки,
Я так скупилась на ошибки,
Что если вдруг тянула руки,
То лишь в «Макдоналдсе» к сушилке.
Но он повел меня на митинг,
Потом в метро, потом под зонтик,
Не говоря ни извините,
Ни, разумеется, позвольте.
И я смеялась очень нервно,
А он смеялся симпатично.
Он так смеялся, глядя в небо,
Что даже вылетела птичка.
Был день так долог, путь так труден,
Что, уронив за ванну мыло,
Я вдруг решила - будь что будет.
И вправду - было то, что было.

* * *
Бабушки охали - что же такое будет.
Бабушки охали - как же все это станется.
И я понимала - меня растят на убой
Какому-то чувству чудовищного размаха.
И вот - мне уже возмутительно много лет,
А чувства такого все нет и нет.
И я знаю - есть женщины, из которых все до одной
Могут встать стеной.
И сказать - что, мол, «наши мужья
нам нравятся
Больше Джереми Айронса!!!»
Но я никогда не видела их мужей,
Не снимала с них галстуков, не целовала
их шей.
И, возможно, поэтому
Мне так никто и не нравится.
Кроме, конечно же, Джереми,
Джереми Айронса…

03:30 

Александр Ерёменко

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
А. Парщикову

Алексей, извини, я, конечно, немножечко выпил.
Мне от этих Алёш надоело, уж это прости.
И сейчас я шагну через все эти слюни и пепел,
я сейчас посмотрю, что у нас остаётся в горсти.
Кто сказал, ничего? Да в горсти ещё столько такого,
что куда это деть и кому это надо нести…
Мрака — нет, как и света. И нету ничё тут плохого.
Смысла нет. И бессмыслицы тоже. Ещё раз прости.

Сухум — Красноводск

Я путешествовал. Но всё мне было в лом.
Я даже выстрелом не мог бы быть разбужен.
Я понимал умом, как не умом,
что я вообще тут никому не нужен,
и расколол паром, как топором,
каспийскую неправильную Лужу.
Был Красноводск повержен в пыль и зной
и белизной слепил погибший разум.
Мой глаз моргнул, и я увидел глазом
всё то, что оставалось за спиной,
и поразился страшной кривизной
того, что оставалось за спиной,
а впереди — как шашечки в кроссворде.
Я понимал, мне не пройти по хорде,
я понимал, что мне дают по морде,
хоть многого тогда не понимал.

* * *

Меня раздражает не всё.
И я раздражаю не всех.
Пусть это пока не Басё,
но всё же какой-то успех.

01:23 

Ольга Родионова - * * * (Прилетят коноплянки летом клевать плетень...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Прилетят коноплянки летом клевать плетень -
Не сыскать младенца ли, лебедя в лебеде...
Дураку с утра на конюшне дадут плетей,
А тебя, царевна, утопят ночью в святой воде.

Желт аир, а кипрей пурпурен, репейник ал.
Ветер травы треплет, толкает, как бес в ребро.
Не проскачут, звеня доспехом, ни гунн, ни галл,
Чтоб украсть твое последнее серебро.

Трень да брень, серебрень-бубенчики, спи, душа.
Вот придет дурачок на берег, достанет нож,
Срежет дудочку из прибрежного камыша,
Дунет - ты вдохнешь. Дунет - ты споешь:

люли люли люблю малина зову зову
спит виллиса цветет мелисса иди иди
упади в траву упади в траву упади

И тогда дурак упадет, упадет в траву.

03:48 

Дана Сидерос - * * * (В понедельник...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В понедельник,
в пять тридцать шесть утра,
или, может быть, в тридцать пять,
он решает вдруг, что ему пора
всё менять.

Он решает бросить свой институт,
натянуть холсты
и писать дороги, сады в цвету
и мосты.

Он решает выгнать своих химер
и чужих людей.
Выбираться за город на пленэр
каждый день.

Ни секунды зря, как легкоатлет -
до семи потов.
А таланта нет... Ну, допустим, нет.
Ну и что?

Он смеётся розовым облакам,
мчится, шаркая, в кабинет,
и стучит ореховая клюка
о паркет.

ЖЖ

03:52 

Лев Лосев - Местоимения

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Предательство, которое в крови.
Предать себя, предать свой глаз и палец,
предательство распутников и пьяниц,
но от иного, Боже, сохрани.

Вот мы лежим. Нам плохо. Мы больной.
Душа живет под форточкой отдельно.
Под нами не обычная постель, но
тюфяк-тухляк, больничный перегной.

Чем я, больной, так неприятен мне,
так это тем, что он такой неряха:
на морде пятна супа, пятна страха
и пятна черт чего на простыне.

Еще толчками что-то в нас течет,
когда лежим с озябшими ногами,
и все, что мы за жизнь свою налгали,
теперь нам предъявляет длинный счет.

Но странно и свободно ты живешь
под форточкой, где ветка, снег и птица,
следя, как умирает эта ложь,
как больно ей и как она боится.

05:48 

Вероника Тушнова - * * * (Всегда так было...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Всегда так было
и всегда так будет:
ты забываешь обо мне порой,
твой скучный взгляд
порой мне сердце студит...
Но у тебя ведь нет такой второй!
Несвойственна любви красноречивость,
боюсь я слов красивых как огня.
Я от тебя молчанью научилась,
и ты к терпенью
приучил меня.
Нет, не к тому, что родственно бессилью,
что вызвано покорностью судьбе,
нет, не к тому, что сломанные крылья
даруют в утешение тебе.
Ты научил меня терпенью поля,
когда земля суха и горяча,
терпенью трав, томящихся в неволе
до первого весеннего луча,
ты научил меня терпенью птицы,
готовящейся в дальний перелет,
терпенью всех, кто знает,
что случится,
И молча неминуемого ждет.

10:26 

Моханг Сингх - Движение (перевод Л.Н. Гумилёва)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Встань, потому что подъем — первое дело живого.
Двигайся, ибо во всем мире движенье — основа.
Будешь работать с умом — в камне засветится пламень,
Слаб ты в бессилье своем — сам ты не больше, чем камень.

Надо идти, ибо бой — жизни второе названье.
Смерти подобен покой, жизнь — изменений желанье.
Капля в ракушке простой только жемчужиной станет,
Капли в движеньи — волной будут и земном океане.

Томную лень разобьет вечное к цели движенье.
Только в стремленьи вперед для каравана спасенье.
Палица дела пробьет крепости тьмы бесконечной.
Сила разбудит восход над пустотою предвечной.

Дело — не чаша. Она полнится влагой пьянящей.
Действие — отблеск вина, светом багровым горящий.
Дело — не скал тишина, дремлющих вечно и просто,
Нет, это воли весна, сила бескрайнего роста.

Руки народов давно трудятся тонко и мудро.
В мраке пробито окно прямо в алмазное утро.
Рушить утесы дано тысячам молотов прочных, —
Как молодое вино, «брызжет молочный источник».

Только при помощи дел времени нить золотится,
Только при помощи дел в нас красота возродится,
Только при помощи дел вложит крестьянин в ладони
Тот бриллиант, что блестел долго на царской короне.

МузЭй: ваши любимые стихи

главная