Записи пользователя: Фомка (список заголовков)
15:49 

Тим Скоренко

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Сильвия и Кристина

Рассказывай мне о том, как была счастливой, красивой и, естественно, молодой,
Весёлой, беспокойной и торопливой, семейной неповторимой кинозвездой.
Шарфы вязала, на стенах – твои картины, на кухне – аппетитнейшая еда.
Близняшек звали Сильвия и Кристина, и каждая – как утренняя звезда.
Рассказывай, как ты с ложечки их кормила, как Сильвия первой сделала первый шаг,
Как обе они удивлялись большому миру, и жизнь была удивительно хороша,
Как муж приходил после трудной своей работы, как на руки брал их, со смехом их щекотал,
Под душем смывал отголоски дневного пота, и вместе с тобою дышал абсолютно в такт.
Рассказывай мне о том, как они шли в школу, учились неплохо, но было куда расти,
Как в пятом Кристина вовсю увлеклась футболом, а Сильвия сочинила свой первый стих.
Как ты говорила друзьям: восхищённо, гордо, и муж раздувался от радости, точно слон,
Как пьяный водитель в восемьдесят четвёртом чуть-чуть их не сбил: но, бывает же – пронесло.
Рассказывай мне о том, как потом был колледж, Кристина ушла в экономику с головой,
У Сильвии появился какой-то кореш, от вечного передоза едва живой.
Как ты её вверх тянула – и получилось: она вернулась в обыденный твой мирок,
Пошла в медицинский, а после детей лечила от экстази, коки и музыки в стиле рок.
Кристина становится брокером, бизнес-леди, играет на бирже, серьёзна, строга, умна,
С утра на работу на новой машине едет, а ночью легко отдаётся в объятия сна.
Рассказывай мне, как Сильвия вышла замуж, но что-то не навещает уже давно,
Она родила мальчишку, ты точно знаешь, по-моему, позапрошлой ещё весной.
И Бог с ними – пусть они счастливы, эфемерны, рассказывай мне, рассказывай мне о них,
Жаль муж не дожил: что сделаешь, все мы смертны, плохие воспоминания схорони.
Рассказывай мне, как однажды весенним утром они приедут тебя навестить, и ты
Посмотришь на них с материнской улыбкой мудрой, сама захмелев от собственной доброты.

Я сдам тебя на руки доктору, он хороший. Он лучше других дипломированных докторов.
Ты ляжешь в постель, и тогда вот, в постели лёжа, увидишь во сне, как с капота капает кровь.
Как капает жизнь с капота старого “Форда”, как замирают стрелки твоих часов.
Ведь мир оборвался в восемьдесят четвёртом под визг не полностью выжатых тормозов.

Ж.ж

02:07 

Андрей Дементьев

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Особенно тоскливы вечера,
Когда ты в доме у себя, как пленница.
Сегодня так же пусто, как вчера.
И завтра вряд ли что-нибудь изменится.

И это одиночество твое
Не временем бы мерить, а бессонницей.
То книги, то вязанье, то шитье.
А жизнь пройдет- и ничего не вспомнится.

И все-таки однажды он придет.
И сбудутся надежды и пророчества.
Твои он губы в темноте найдет.
И шепотом прогонит одиночество.


* * *
Марине

Я лишь теперь, на склоне лет,
Истосковался о минувшем.
Но к прошлому возврата нет,
Как нет покоя нашим душам.

Да и какой сейчас покой,
Когда в нас каждый миг тревожен.
Несправедливостью людской
Он в нас безжалостно низложен.

Прости, что столько долгих лет
Мы жили на широтах разных.
Но ты была во мне, как свет,
Не дав душе моей угаснуть.

И как бы ни были круты
Мои дороги, чья-то ярость,—
Я помнил — есть на свете ты.
И все плохое забывалось.

02:04 

Вера Инбер

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара,
И путь мой был бы прям.
Я поплыла б вокруг всего земного шара
По рекам и морям.

Безбровый глаз глубоководной рыбы,
И хвост, и чешуя...
Никто на свете, даже ты бы,
Не угадал, что это я.

В проеденном водой и солью камне
Пережидала б я подводный мрак,
И сквозь волну казалась бы луна мне
Похожей на маяк.

Была бы я и там такой же слабой,
Как здесь от суеты.
Но были бы ко мне добрее крабы,
Нежели ты.

И пусть бы бог хранил, моря волнуя,
Тебя в твоих путях,
И дал бы мне окончить жизнь земную
В твоих сетях.

1920

01:39 

Сергей Шестаков

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
не ты уходишь – отдаляюсь я,
не отдаляюсь – отделяюсь тенью,
как будто вместе нам уже нельзя –
ни здесь, ни там – по отчему хотенью,
темнеют лики среброглазых дев,
густеет явь – не развести руками,
и музыка плывет, осиротев,
уже почти не слышимая нами...

4.4.2009


* * *
самолётик в обморочной сини
на холщовой ниточке-обманке
упорхнувший из молочной стыни
за дождей пугливые помарки
там глаза огромные как вишни
вешний город с облачной таможней
сердце глуше. самолётик выше.
глуше. тише. выше. невозможней.

24.10.2008


serge-shestakov.livejournal.com/

04:50 

© Ирина Парусникова

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
..она по утрам заходит на мэйл.ру.
знает, что нет новых писем. создать? конечно.
она печатает: "я без тебя умру",
и сердце трещит в груди, как в траве кузнечик.

а он вечерами лезет в почтовый ящик -
читает. курит. дым запивает чаем.
он есть. он живет и дышит. он настоящий.
но почему-то на письма не отвечает...

08:08 

© М. Придворов (Mic29), из "Кошкиной книги"

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
- Кто сидит такой невинный,
Не похожий на пингвина,
Семь кило без половины,
Не поднять и не подвинуть?

Кто молчит, как будто в танке?
Кто сметану съел из банки?
Кто с балкона смотрит в сад
И облизывает зад?

- Мыр. Не я, уж вы поверьте!
Вот. Во рту моём проверьте.
Белый след на чёрном цвете?
Спал. Не помню. Может, дети

Нос измазали сметанкой.
Нет. Не надо тыкать банкой.
Нет. Не ел, но, может, нюхал.
Может, слушал правым ухом.

Может, даже глянул раз.
Но во сне. Закрывши глаз.
А куда сметану дели,
Ну не знаю, в самом деле!

Правда, правда! Честно, честно.
И вобще, я сам не местный...
Да и съел всего-то треть.
(вздыхая)
Силы не было терпеть.

06:09 

Х.Л. Борхес

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Кот

В тебе зеркал незыблемая тишь
И чуткий сон искателей удачи.
Ты, под луной пантерою маяча,
Вовек недосягаемость хранишь.

Как будто отделило божество
Тебя чертою, накрепко заклятой,
И недоступней Ганга и заката
Загадка отчужденья твоего.

С каким бесстрастьем сносишь ты мгновения
Моих пугливых ласк, издалека,
Из вечности, похожей на забвенье,
Следя, как погружается рука

В сухую шерсть. Ты из других времен,
Властитель сферы, замкнутой, как сон.

10:50 

Шухрат Хусаинов <b>***</b>

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В одиночной камере души
Ждет моя бессонница рассвета.
Не пиши мне писем, не пиши -
У меня и адреса-то нету.

Нету, да и Бог с ним, не беда.
Ко всему - не надо мыть посуду.
Пустяки, что еду никуда,
Плохо то, что еду ниоткуда...

А задача есть не из простых -
Жизнь свою припомнить без обмана.
Время за собой не жжет мосты
Только в фантастических романах.

Жить же достается не любя.
Допивать одним глотком стакан, да
Верить, что вернет тебе себя
Путь от Воркуты до Самарканда.

Нас с тобой и наши миражи
Время мягким ластиком стирает.
Тот, кто жизнь по-своему прожил,
Не своею смертью помирает.

Так неси грехи мои, река...
Что ни скажут люди - будут правы.
Были б деньги, я б купил щенка.
Иль себе - какой-нибудь отравы.

***
Поверь мне, что я бы не смог умереть
Вот так, средь толпы многоногой.
И то, что во мне шевельнулось - не смерть,
А просто дохнуло дорогой.

А просто вдруг звоном наполнилась грудь
И холодом вызрело лето,
И звёзды мои, отсияв как-нибудь,
Шипели в мелеющей Лете.

Когда же в кричащем, глазастом дыму
Осколками брызнуло сердце,
Мне так захотелось побыть одному.
Ну, разве не может хотеться?..

***
Я уйду ненадолго, прощаниям не верьте,
Есть усталость вечная, есть боль.
А смерти нет. А дальше - то ли страшно, то ли скучно,
И окончанье фразы я уношу с тобой...

За бедой, как за горой, я друзей не вижу -
Подойду поближе, чтоб запомнить лица...
Злится синий дождь. Блицем - мир на два цвета...
Ах, какое жаркое было лето...
Ах, какой холодною будет осень...

Просим милости, вечно просим,
Кому жить еще всю жизнь,
Кому - меньше, кому - вовсе дней восемь...
Просим... Просим... Просим...
Гляньте - а я другого стал роста,
В этом мире все просто -
Жизнь да любовь прорастают в смерть -
Изнанку жизни,
Кровью на кафель брызни - подотрут...
Смерти нет - и все тут...
И все - тут.

Так что я уйду ненадолго, прощаниям не верьте,
Есть усталость вечная, есть боль.
"А смерти нету", - пошучу я, глядя в глаза смерти,
И окончанье фразы я унесу с собой...

За бедой, как за горой, я друзей не вижу -
Подойду поближе, чтоб запомнить лица...
Злится синий дождь. Блицем - мир на два цвета...
Ах, какое жалкое было лето...
Ах, какой холодною будет осень...

06:00 

Ахмадулина.

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.
1959

* * *
Вот не такой, как двадцать лет назад,
а тот же день. Он мною в половине
покинут был, и сумерки на сад
тогда не пали и падут лишь ныне.

Барометр, своим умом дошед
до истины, что жарко, тем же делом
и мненьем занят. И оса дюшес
когтит и гложет ненасытным телом.

Я узнаю пейзаж и натюрморт.
И тот же некто около почтамта
до сей поры конверт не надорвёт,
страшась, что весть окажется печальна.

Всё та же в море бледность пустоты.
Купальщик, тем же опаленный светом,
переступает моря и строфы
туманный край, став мокрым и воспетым.

Соединились море и пловец,
кефаль и чайка, ржавый мёд и жало.
И у меня своя здесь жертва есть:
вот след в песке - здесь девочка бежала.

Я помню - ту, имевшую в виду
писать в тетрадь до сини предрассветной.
Я медленно навстречу ей иду -
на двадцать лет красивей и предсмертней.

- Всё пишешь, - я с усмешкой говорю.
Брось, отступись от рокового дела.
Как я жалею молодость твою.
И как нелепо ты, дитя, одета.

Как тщетно всё, чего ты ждёшь теперь.
Всё будет: книги, и любовь, и слава.
Но страшен мне канун твоих потерь.
Молчи. Я знаю. Я имею право.

И ты надменна к прочим людям. Ты
не можешь знать того, что знаю ныне:
в чудовищных веригах немоты
оплачешь ты свою вину пред ними.

Беги не бед - сохранности от бед.
Страшись тщеты смертельного излишка.
Ты что-то важно говоришь в ответ,
но мне - тебя, тебе - меня не слышно.
1977

01:40 

Александр Габриэль

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Эквилибриум

II

Когда монета встанет на ребро,
ты пораскинешь лобной долей львиной
и перечтешь "Женитьбу Фигаро",
и пересмотришь "Восемь с половиной",
вдохнешь сквозняк из затемненных ниш,
зимой предвосхитишь дыханье мая,
простишь друзей, врагов благословишь,
при этом их местами не меняя.
Держа судьбу, как сумку, на весу,
ты пыль с нее стряхнешь и счистишь плесень.
Баланс сойдется с точностью до су,
небесным восхищая равновесьем.
Растает снег, и опадет листва,
дождётся всё законного финала...
А от тебя останутся слова -
не так уж много.
И не так уж мало.

***

эта противная штука жизнь в сердце иголки нехватка слов
хочешь поставлю тебе би джиз хочешь поставлю тебе битлов
ломятся беды в дверной проем им бы на рты понаклеить скотч
хочешь мы чаю с тобой попьем чаю чернее чем эта ночь

пали под нами десятки кляч мы настрадали своё всерьёз
только не плачь я прошу не плачь я ведь не выдержу этих слёз
воздух вскипает в тугую взвесь горечь вступает в свои права
хочешь дотронься я рядом здесь боль свою боль подели на два

складывать руки нельзя не след сердце стучит и не пуст колчан
я принесу тебе теплый плед и не пущу сквозняки к свечам
эта противная штука жизнь часто не верится в даждь нам днесь
только держись я прошу держись я не исчезну я здесь я здесь

И другие ТЕКСТЫ ПОДБОРОК ФИНАЛИСТОВ КОНКУРСА им. Н.С.Гумилева «ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ» 2009 года

Эх, не тому первое место дали тт

03:52 

© Алик Якубович

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Старый медный кран с приплюснутым носом
Наполнял ванну мечтами,
А детство горячей водой
И лёжа в морской пучине советской квартиры
Я прислушивался к соседям-индейцам
И огненному шару на потолке,
А потом отец-носорог и мать-коала
Заворачивали меня в махровые листья кокосовой пальмы
И уносили в тёплую пещеру детских снов и переживаний,
Где под одеялом можно увидеть звёзды.


Для кого-то жизнь складывается,
А для кого-то вычитается,
Написал мне старый друг,
А я не ответил.


Законный секс от одного до четырех раз в месяц,
От пятнадцати до тридцати минут,
Потом со словами
- Спасибомилая, завтранаработу -
Он виновато засыпал с чувством выполненного долга
А она ещё долго лежала лицом к стене,
После чего ей снились наглые гаишники,
Пираты, один раз даже Бельмондо,
Которые насиловали её так хорошо,
Что ей даже не хотелось просыпаться.
В конце недели их пригласили в гости,
Но муж не мог,
Потому что пятница-баня,
Командный дух, корпоративная культура,
А она пошла и немного выпила,
И осталась ночевать у подруги.
Ночью к ней прокрался её молодой любовник,
Вероятно подонок,
И с ним было так неприлично хорошо,
Что через неделю она ушла из дома.

07:13 

Хименес

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
81

И сердце в пустоте затрепетало
так залетает с улицы порою
воробышек, гонимый детворою,
в немую тьму покинутого зала.

Бездонный мир оконного кристалла
впотьмах морочит ложною игрою,
и птица с одержимостью героя
стремится прочь во что бы то ни стало.

Но темный свод отбрасывает с силой
за разом раз, пока мятеж убогий
не обескровит каменная балка.

И падает комок, уже бескрылый,
и кровью истекает на пороге,
еще дрожа порывисто и жалко.

©, перевод А. Гелескула

01:41 

Генри Чарльз Буковски

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
я встретил гения

я встретил гения в поезде
сегодня
около шести лет от роду
он сидел возле меня
и как только поезд
пошёл вдоль берега,
мы подъехали к океану,
он посмотрел на меня
и произнёс:
«некрасиво...»

и я впервые
понял
это


Пальмовые листья

ровно в 12.00
в ночь с 1973 на 1974
в Лос-Анджелесе
дождь начал стучать
по пальмовым листьям за моим окном
сирены и мигалки
ездили по городу
и гремели

я пошёл спать в девять утра,
погасив свет,
распихав по конвертам
их веселье, их счастье,
их крики, их картонные шляпы,
их автомобили, их женщин,
их жалких пьяниц...

канун Нового Года
всегда ужасает меня —

жизнь знает, сколько лет.

сирены остановились и
мигалки и грохот...
всё кончилось в пять минут...
всё, что я слышу — дождь,
стучащий по пальмовым листьям,
и я задумываюсь о том,
что никогда не пойму людей,
но я уже проехал
это.


Да-да

когда Господь создал любовь, он многим не помог
когда Господь создал собак, он не помог собакам
когда Господь создал растения, это было неплохо
когда Господь создал ненависть, у нас была общественная польза
когда Господь создал меня, он создал меня
когда Господь создал обезьяну, я спал
когда Господь создал жирафа, я был пьян
когда Господь создал наркотики, я был сверху
когда Господь создал самоубийство, я был снизу

когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он знал, что делал,
Он был пьян, и Он был сверху,
и Он создал горы, моря и огонь
одновременно
Он иногда ошибался,
но когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он превзошёл всю свою Благословенную Вселенную


Перевод А. Караковского

©

06:35 

"Повторы"

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Уже не след выделывать коленца, рядиться в грим шута, героя, мима... Грядущее - поток реминисценций, сплошной поток, и ничего помимо. Движенье к эпилогам от прелюдий победно, как весной - восход светила. Найди ж отличья между тем, что будет, и тем, что сообразно фактам, было - ведь не найдешь! Зеркальные законы. Просты сюжеты, как раскаты грома... Всё тот же дом. И сумрак заоконный. На тех же гонках - та же ипподрёма. Онегин ли, Печорин твой приятель - но в том же ты стихе, романе, пьесе. На девственную свежесть восприятий ложится зеленеющая плесень. Так и живешь с остаточным апломбом, к стареющим привыкнув отраженьям. И дежа вю, построенные ромбом, готовят стрелы к будущим сраженьям. Лелей мечты, как мусульманин Мекку, в любую неприкаянную стужу... И коль нельзя, чтоб дважды - в ту же реку, то запросто - чтоб трижды в ту же лужу.

Вот здесь пройдемся чуточку подробней, чтоб стала суть яснее, чем вначале: повторы счастья явно инородней любой повторно встреченной печали. И ведь не зря же говорят в народе, пора принять ту мудрость как подарок: как ни крути, беда одна не ходит. Беда серийна, словно выпуск марок. Она заденет центром или краем, толчком в плечо или ударом в спину – но к ней мы постепенно привыкаем, как лондонец - к парламенту и сплину. Печали столь знакомы и нередки: ушли одни - другие на подходе... И - всё сначала. И - возврат каретки. Букет стократно слышанных мелодий, всё те же несходящиеся стыки, всё тот же монотонный рёв потока...

А счастье - как баран на горном пике: случайно и безмерно одиноко. Его приход, простой и однократный, случится в феврале или июне... Повторы счастья столь же вероятны, как вероятен разум на Нептуне. И выход лишь один: дождаться. Выжить. Удачи миг поймать за хвостик куцый; и счастье до последней капли выжать в сухое, словно жар пустыни, блюдце. Поймаешь - и не падай на колени, и не гадай на картах и на гуще.

Миг счастья из разряда тех явлений, которым повторенья не присущи.

© rhyme_addict

@настроение: Как баран, ага.)

04:16 

Е. Болдырева "Всё равно"

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Он выглядит на сорок, ему двадцать пять,
Он стоит всех своих неадекватных реакций,
Он всё на этом свете пожелал испытать,
Когда ему было неполных семнадцать.

В его аду мгновения ползут как века,
В его раю все ангелы как куклы похожи,
Что под руку попало, всё ушло с молотка,
Вот-вот душа беспечная отправится тоже...

А богу всё равно, он не при чём, и давно
Он в самоувольнении от этого бреда,
Взглянув на нас украдкой, он бормочет одно:
«Я больше к вам, уродам, никогда ни на чём не приеду»

Она марает буквами девственный лист,
Её бухая муза в синяках от падений,
И в воздухе стоит губовный тоненький свист,
Когда друзья приходят восхвалять её гений.

Предпочитая «Хеннеси» сухому вину,
Уж видела не раз потусторонние рожи,
Но он влюблён по-прежнему в неё лишь одну
И тихо шепчет по ночам: "спаси её боже!"

А богу всё равно, он тоже любит вино -
Никто ж его, трудягу, не осудит за это -
Он смотрит наши жизни, как дурное кино,
А если снизу танцы и смех, звонит ругаться к соседу.

А кто поможет богу? Всё он делает сам,
Он истинный работник без упрёка и страха:
Свернуть пару Галактик, развести полюса,
Спасти букашку от ноги босого монаха,

Препятствовать вторжению эйнштейновских душ,
Поправить миру крышу, пока он ещё вечен,
Потом – часок нирваны и нектаровый душ,
И партия в шахматы с соседом под вечер

На деньги, на события, на тьму и на свет
На души и на фанты, а порой и на спички -
Бог белыми играет, а лукавый сосед
Проигрывает чёрными по старой привычке.

Страничка

04:12 

Любовь Захарченко

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В детстве ждала, когда я вырасту и стану самостоятельной
настолько, чтобы есть пломбир не подогретым в кружке, а
настоящим и столько, сколько захочу. Чтобы видеть папу
не тогда, когда он ко мне приезжает, а тогда, когда я сама
к нему буду ездить в гости - хоть каждый, каждый день.

Папы уже нет. Пломбира вокруг сколько угодно. Годы идут...
Пора уже признаться себе, что я так и не выросла. Можно
уже перестать ждать. Приходится притворяться взрослой.
Я для себя уже давно придумала утешительное оправдание:
"Пока человек ребенок - он человек". Иногда помогает.

08:45 

Инна Кабыш

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
*
А любовь - это руки. И чуть голова.
Авгиевы конюшни.
Я любила тебя, засучив рукава
и подол подоткнувши.

А любовь - добыванье металла из руд,
разбивание сквера...
Добровольный,
пожизненный,
каторжный труд:
золотая галера.

*
Цвела картошка у сарая
лиловым, белым, голубым...
Я в детстве так боялась рая,
где будешь ты любим любым
и устремят родные души
к тебе несметные стопы, -
я пряталась на старой груше...
...Я и теперь боюсь толпы.

Весь сборник "Рай - это так недалеко"

(Следующее стихотворение также приписывается ей, но проверить не могу.)
*
На тротуаре листьев пляска.
Безлюдье. Детская коляска.
В коляске белоснежный кокон.
Собака - сторож с мудрым оком.
Собака бдит - покой обманчив.
А кокон спит, в нем зреет мальчик.
Он скоро полетит в детсадик.
Он будет школьник и десантник.
И, если не в гробу вернется,
То по душе ему найдется работа.

Лист слетает с древа.
А кокон спит, в нем зреет дева.
Резвушка. Девочка-ромашка.
Кокетка. "Мишка П. + Машка".
Подросток с полотна Мурильо.
Возлюбленная. Мать. Мария...
А чадо спит и прозревает
И белый кокон прозевает.
Как чудо выпорхнет наружу,
Сюда в бесхозный двор и стужу,
Плевки и мусорные баки,
Где нет людей, опричь собаки.

Страничка

05:05 

Пастернак "Снег идёт"

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Снег идет, снег идет.
К белым звездочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплет.

Снег идет, и все в смятеньи,
Bсе пускается в полет,
Черной лестницы ступени,
Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,
Словно падают не хлопья,
А в заплатанном салопе
Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,
С верхней лестничной площадки,
Крадучись, играя в прятки,
Сходит небо с чердака.

Потому что жизнь не ждет.
Не оглянешься и святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и новый год.

Снег идет, густой-густой.
В ногу с ним, стопами теми,
В том же темпе, с ленью той
Или с той же быстротой,

Может быть, проходит время?
Может быть, за годом год
Следуют, как снег идет,
Или как слова в поэме?

Снег идет, снег идет,
Снег идет, и все в смятеньи:
Убеленный пешеход,
Удивленные растенья,
Перекрестка поворот.

©

@музыка: (спел Сергей Никитин)

00:53 

Николай Шипилов - Осень

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
А. Бажану

Никого не пощадила эта осень.
Даже солнце не в ту сторону упало.
Вот и листья разъезжаются, как гости,
После бала, после бала, после бала...

Эти двое в темно-красном
Взялись за руки напрасно:
Ветер дунет посильней - и все пропало.
А этот в желтом, одинокий,
Всем бросается под ноги -
Ищет счастья после бала, после бала.

А один совсем зеленый,
Бурным танцем запаленный,
Не поймет куда летит - куда попало...
И у самой двери рая
Не поймет, что умирает:
Как же можно после бала, после бала?..

Никого не пощадила эта осень.
Листопад идет, как шторм в сто тысяч баллов,
И, как шрамы ножевые,
На асфальте - неживые
Пятна пепла после бала, после бала.

1976

©

10:39 

Ирина Снегова

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Не надо приходить на пепелища,
Не нужно ездить в прошлое, как я,
Искать в пустой золе, как кошки ищут,
Напрасный след сгоревшего жилья.

Не надобно желать свиданья с теми,
Кого любили мы давным-давно,
Живое ощущение потери
Из этих встреч нам вынести дано.

Их час прошёл. Они уже подобны
Волшебнику, утратившему власть,
Их проклинать смешно и неудобно,
Бессмысленно им вслед поклоны класть.

Не нужно приходить на пепелища
И так стоять, как я сейчас стою.
Над пустырём холодный ветер свищет
И пыль метёт на голову мою.

* * *
Всё приходит слишком поздно:
Мудрость — к дряхлым, слава — к мертвым,
Белой ночи дым беззвездный
В небе, низко распростертом, —
К нам с тобой, идущим розно.
Все приходит слишком поздно:
Исполнение — к желанью,
Облегчение — к недугу.
Опозданья, опозданья
Громоздятся друг на друга...
Сизый свет течет на лица,
Купола, ограды, шпили...
Снится, может? Нет, не снится.
Вот он, город-небылица,
Мы одни из прочной были —
Взгляды тусклы, лица постны.
Все приходит слишком поздно:
К невиновным — оправданье,
Осуждение — к убийце.
Опозданья, опозданья,
Век за них не расплатиться.
А мечтали! Жадно, слезно
Здесь, вдвоем — сквозь все запреты...
Все приходит слишком поздно,
Как пришло и это лето.
Грустно невских вод теченье,
Время дышит грузно, грозно.
Слишком позднее прощенье...
Все приходит слишком поздно.

* * *
Жив-здоров. Не глядишь на другую.
Вот и всё. Остальное стерплю.
Не грустишь? Но и я не тоскую.
Разлюбил? Но и я не люблю.
Просто мне, чтоб по белому свету
Подыматься дорогой крутой,
Нужно верить, что дышишь ты где-то,
Жив-здоров... И не любишь другой.

Страничка на Стихире

МузЭй: ваши любимые стихи

главная