Записи пользователя: Фомка (список заголовков)
16:43 

Певцы нашего времени

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Поэт в ней - образ века своего
и будущего призрачный прообраз.
Поэт подводит, не впадая в робость,
итог всему, что было до него.

© Евтушенко, "Молитва перед поэмой"


У меня вопрос.
Скажите, кого вы бы могли назвать "современными поэтами"?

Поделитесь со мной, пожалуйста, именами тех, кто, во-первых, нравится вам лично, во-вторых, написал больше хотя бы дюжины стихов (т.е. применительно к ним можно говорить о "творчестве"), а в-третьих, хотя бы одной ногой стоит на современной нам с вами земле (то есть Флёр, Йовин и прочие стилизации не подойдут).

Поделитесь со мной теми, кто, как вам кажется, отражает окружающее нас время и делает это хорошо.

Прежде всего интересуют явки, адреса и ключи от квартиры, где деньги лежат)

Формат любой. И всё равно, будет это ЖЖ, альманахи, сайт с текстами и аккордами или сканы студенческой газеты.
Автор может быть как распиаренным, так и нет, главное, чтобы оно, то бишь творчество, у него наличествовало.
И ещё хотелось бы выйти за рамки Изюбря и Полозковой. Если можно. Хотя это из области фантастики, но мир клином на них, думаю, не сошёлся. :smiletxt:

Зачем мне это надо. Я лингвист, пишу кандидатскую по современным поэтам и у меня легкий недобор объектов.

03:47 

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
1.
Автобусы дачные ходят ну слишком часто;

С закатанными по локти белыми рукавами
Врачуешь, вручаешь мне мир, на руках качаешь
Поляны из донника, небо над головами.

Я хочу позвонить и сказать ему, что скучаю.
Ты улыбаешься – что же мне делать с вами?
И солнце тихонько колышется за плечами.

Каштановый мед, обнявший когда-то скалы,
Соленое море – я пробовала, глотала
И душу свою топила в нем, полоскала,
и ощупью гальку под темной водой искала,
и ты накрывал меня теплой своей ладонью –
и что-то во мне плескалось и рассветало,
ты помнишь?
Ты щуришься, отвечаешь – конечно, помню.

здесь черный песок, я в шлепках от остановки,
ты дышишь мне в спину, по дачам цветут ромашки,
и божьи коровки
медлительны и неловки,
и солнце скользит по краю твоей рубашки.

Талантлив ты слишком – создал изо льда и жара –
Прекрасна земля, и небо над ней, и солнце.

Была б моя воля – я сжала, не провожала,
Держала бы за руку, долго бы так держала…

А донник душистый стелется и смеется.
А ты за спиной с улыбкою чудотворца.

А с ним моя жизнь, ты знаешь, подорожала…

Ты знаешь, черешня вкуснее, когда на крыше,
я чувствую, как он дышит – и ты с ним дышишь,
бормочешь мне в ухо ласково и невнятно –
Наверно, нельзя быть теплее, смелей и ближе.
И тебе все понятно.
А мне ничегошеньки
не понятно.

2.
Сейчас я вернусь, и хлынет дождем тоска,
Такая тоска – что сморщиться в одеяле,
А ты будешь рядом – и шепотом у виска –
Так хочется, чтоб друг друга не потеряли.
Под дождь засыпается. Всхлипну, спрошу спросонья -
Каштановый мед, что плещется там, у скал,
И горсть вулканически чернеющего песка
Ты помнишь?
И ты отвечаешь – помню,
конечно, помню.

3.
Вокруг меня дождь – я будто бы у реки,
И пахнет сырой, примятой теплом травой.
И я попрошу тебя – Господи, сбереги.
Не меня.
Его.

© Сфандра

02:51 

Светлана Копылова - * * *

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Когда-нибудь потом, когда утихнет боль,
Я снова как дитя прильну к ладони отчей,
И вся моя печаль уйдёт сама собой,
Как талая вода, как тень бессонной ночи.

И чувствовать себя как на чужом пиру
Уже не буду я – забудется, простится…
И радость вновь ко мне голубкой поутру
В туманное окно внезапно постучится.

Я стану, наконец, опять самой собой:
Раскроется душа, затеплится надежда…
Когда-нибудь потом, когда утихнет боль,
Когда-нибудь потом я снова стану прежней.


Сайт с аккордами

03:17 

hero_in (Анастасия Романькова) - Снежная королева / a short film

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
колокольчик звенит. герда бьёт по будильнику и продолжает спать
кай придёт разбудить, кай подарит цветы, насмешит, позовёт гулять
он прекрасен, как бог, как адонис, придуманный тысячу лет назад
герда тает, к нему прикасаясь. не тают лишь льдинки в его глазах

королева наденет прозрачное платье, коснётся запястья иглой
ей так нравятся мальчики. некоторых она забирает с собой
королева играет в опасные игры, но кровь её холодна
королеве не нужен никто, и она никогда не бывает одна

под сияньем софитов - северных звезд - королева иcполнит роль
и она совершенна, как может быть смерть, из которой изъяли боль
принимает любовь внутривенно, смеётся, пришпоривая коней
нет того, с чем не сможешь расстаться, чтобы навечно остаться с ней

кай под кайфом. и снова в крови у него героин, а в глазах покой
кай поёт под гитару про детские сны, про расставшихся брата с сестрой
чувства те же, вот только всё реже встречается солнце в его стишках
ради смеха сегодня он выложил ВЕЧНОСТЬ из белого порошка

герда скачет на север, но север не найден, его замела метель
колокольчик звенит. где ж ты, мальчик, зачем ты ложишься в её постель?
я теряю себя каждый раз, как она твоих нежных касается век..
подломились колени оленя, и, вскрикнув, герда упала на снег

кай играет свой блюз, королева пьёт виски со льдом и глядит в окно
ей немного наскучил сюжет, но в целом - ей нравится это кино
герда спит. её боль отступает. её обступает заснеженный рай
что ж - почти хеппи энд. только герде не нужен бог. герде нужен кай

©, 2007.

14:03 

Александр Габриэль

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Хомяк

Намедни от меня сбежал хомяк;
покинул дом, кормушку и гамак,
привычный быт, воскресную газету,
поилку, беговое колесо -
покинул равнодушно вся и всё.
Ушел, не попрощавшись. Канул в Лету.

Кормил его зерном я - первый сорт,
создав ему немыслимый комфорт,
себя стесняя грызуну в угоду.
Но, будучи ухожен, словно франт,
он всё равно решил, как эмигрант,
покинуть клетку, предпочтя свободу.

Он внутренним поверил голосам
и бросил самку - жирную, как сам,
для мужа щеголявшую в бикини.
Он не стерпел нетрудный груз оков.
Он был из Настоящих Хомяков.
А их - не проведешь на хомякине.

Уютная ЖЖшечка

@настроение: Считайте меня фанатом х.х

14:16 

Юлия Идлис

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Девочка-смерть застает человека в области живота
он лежит, ничего не двигается, будто бы не живой
но она-то знает: у него под веками суета
у него живот еще теплый, даром что сам не свой
от тоскливого одиночества зимнего полусвета утреннего бессна
девочка-смерть становится словно смерть бледна
закрывает его собой, берет за руку; он, предположим, просит воды
называет ее именем и на ты,
уговаривает не спешить на работу, не спешит и сам
и она садится оставаться с ним до конца

человек все-таки уходит, конечно. из подъезда - белая мгла
топает до метро, думает, жизнь его тяжела,
а она удержала бы его дома, если б могла,
так что это еще неизвестно, кто у кого тут падла, а кто - балда.
целый день работает из окна, как она его ждет внутри
у горячей плиты и греет ему живот
запекает кровь, которая стынет, когда она не живет
растирает его артрит
а совсем уже вечером - неохота из здания на мороз –
человек выходит на перекресток, становится во весь рост
и, поскальзываясь, успевает только на свет
повернуться во всем своем естестве
а девочка-смерть запирает еду в холодильник, ложится спать
телефон выключает, чтобы некуда позвонить
и тогда посреди то ли града небесного, то ли слипшихся от реагента льдин
человек остается один.


Вообще Идлис не люблю, но это понравилось.

05:21 

Михаил Дудин

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
И. Т.

В моей беспокойной и трудной судьбе
Останешься ты навсегда.
Меня поезда привозили к тебе,
И я полюбил поезда.

Петляли дороги, и ветер трубил
В разливе сигнальных огней.
Я милую землю навек полюбил
За то, что ты ходишь по ней.

Была ты со мной в непроглядном дыму,
Надежда моя и броня,
Я, может, себя полюбил потому,
Что ты полюбила меня.
1947


***
Свой добрый век мы прожили
как люди
И для людей.
Г. Суворов


Жизнь в самом деле дружит с нами.
Живи, душой не холодей
И делай так, чтоб люди знали,
Что жизнь ты прожил для людей.

Когда тебя совсем не будет
И время память запрядет,
Пусть о тебе промолвят люди:
«Он вышел, он сейчас придет».
1956


***
Окружены изменчивым пространством,
Малейший в жизни отмечая крен,
Мы лишь в себе с упорным постоянством
Не замечаем вечных перемен.

Мы слово смыслом наполняем вещим,
Мы глиною ложимся на каркас
И создаем и изменяем вещи,—
А эти вещи изменяют нас.

Нет пустоты. И все всегда в полете,
В движенье на пылинке и звезде,
Живая мысль меняющейся плоти
Настойчиво пульсирует везде.

Сплетаются глубинные коренья
Раздробленного в мире естества.
Над мировым законом тяготенья
Царит закон всемирного родства.
1971

©

15:49 

Тим Скоренко

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Сильвия и Кристина

Рассказывай мне о том, как была счастливой, красивой и, естественно, молодой,
Весёлой, беспокойной и торопливой, семейной неповторимой кинозвездой.
Шарфы вязала, на стенах – твои картины, на кухне – аппетитнейшая еда.
Близняшек звали Сильвия и Кристина, и каждая – как утренняя звезда.
Рассказывай, как ты с ложечки их кормила, как Сильвия первой сделала первый шаг,
Как обе они удивлялись большому миру, и жизнь была удивительно хороша,
Как муж приходил после трудной своей работы, как на руки брал их, со смехом их щекотал,
Под душем смывал отголоски дневного пота, и вместе с тобою дышал абсолютно в такт.
Рассказывай мне о том, как они шли в школу, учились неплохо, но было куда расти,
Как в пятом Кристина вовсю увлеклась футболом, а Сильвия сочинила свой первый стих.
Как ты говорила друзьям: восхищённо, гордо, и муж раздувался от радости, точно слон,
Как пьяный водитель в восемьдесят четвёртом чуть-чуть их не сбил: но, бывает же – пронесло.
Рассказывай мне о том, как потом был колледж, Кристина ушла в экономику с головой,
У Сильвии появился какой-то кореш, от вечного передоза едва живой.
Как ты её вверх тянула – и получилось: она вернулась в обыденный твой мирок,
Пошла в медицинский, а после детей лечила от экстази, коки и музыки в стиле рок.
Кристина становится брокером, бизнес-леди, играет на бирже, серьёзна, строга, умна,
С утра на работу на новой машине едет, а ночью легко отдаётся в объятия сна.
Рассказывай мне, как Сильвия вышла замуж, но что-то не навещает уже давно,
Она родила мальчишку, ты точно знаешь, по-моему, позапрошлой ещё весной.
И Бог с ними – пусть они счастливы, эфемерны, рассказывай мне, рассказывай мне о них,
Жаль муж не дожил: что сделаешь, все мы смертны, плохие воспоминания схорони.
Рассказывай мне, как однажды весенним утром они приедут тебя навестить, и ты
Посмотришь на них с материнской улыбкой мудрой, сама захмелев от собственной доброты.

Я сдам тебя на руки доктору, он хороший. Он лучше других дипломированных докторов.
Ты ляжешь в постель, и тогда вот, в постели лёжа, увидишь во сне, как с капота капает кровь.
Как капает жизнь с капота старого “Форда”, как замирают стрелки твоих часов.
Ведь мир оборвался в восемьдесят четвёртом под визг не полностью выжатых тормозов.

Ж.ж

02:07 

Андрей Дементьев

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Особенно тоскливы вечера,
Когда ты в доме у себя, как пленница.
Сегодня так же пусто, как вчера.
И завтра вряд ли что-нибудь изменится.

И это одиночество твое
Не временем бы мерить, а бессонницей.
То книги, то вязанье, то шитье.
А жизнь пройдет- и ничего не вспомнится.

И все-таки однажды он придет.
И сбудутся надежды и пророчества.
Твои он губы в темноте найдет.
И шепотом прогонит одиночество.


* * *
Марине

Я лишь теперь, на склоне лет,
Истосковался о минувшем.
Но к прошлому возврата нет,
Как нет покоя нашим душам.

Да и какой сейчас покой,
Когда в нас каждый миг тревожен.
Несправедливостью людской
Он в нас безжалостно низложен.

Прости, что столько долгих лет
Мы жили на широтах разных.
Но ты была во мне, как свет,
Не дав душе моей угаснуть.

И как бы ни были круты
Мои дороги, чья-то ярость,—
Я помнил — есть на свете ты.
И все плохое забывалось.

02:04 

Вера Инбер

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара,
И путь мой был бы прям.
Я поплыла б вокруг всего земного шара
По рекам и морям.

Безбровый глаз глубоководной рыбы,
И хвост, и чешуя...
Никто на свете, даже ты бы,
Не угадал, что это я.

В проеденном водой и солью камне
Пережидала б я подводный мрак,
И сквозь волну казалась бы луна мне
Похожей на маяк.

Была бы я и там такой же слабой,
Как здесь от суеты.
Но были бы ко мне добрее крабы,
Нежели ты.

И пусть бы бог хранил, моря волнуя,
Тебя в твоих путях,
И дал бы мне окончить жизнь земную
В твоих сетях.

1920

01:39 

Сергей Шестаков

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
не ты уходишь – отдаляюсь я,
не отдаляюсь – отделяюсь тенью,
как будто вместе нам уже нельзя –
ни здесь, ни там – по отчему хотенью,
темнеют лики среброглазых дев,
густеет явь – не развести руками,
и музыка плывет, осиротев,
уже почти не слышимая нами...

4.4.2009


* * *
самолётик в обморочной сини
на холщовой ниточке-обманке
упорхнувший из молочной стыни
за дождей пугливые помарки
там глаза огромные как вишни
вешний город с облачной таможней
сердце глуше. самолётик выше.
глуше. тише. выше. невозможней.

24.10.2008


serge-shestakov.livejournal.com/

04:50 

© Ирина Парусникова

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
..она по утрам заходит на мэйл.ру.
знает, что нет новых писем. создать? конечно.
она печатает: "я без тебя умру",
и сердце трещит в груди, как в траве кузнечик.

а он вечерами лезет в почтовый ящик -
читает. курит. дым запивает чаем.
он есть. он живет и дышит. он настоящий.
но почему-то на письма не отвечает...

08:08 

© М. Придворов (Mic29), из "Кошкиной книги"

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
- Кто сидит такой невинный,
Не похожий на пингвина,
Семь кило без половины,
Не поднять и не подвинуть?

Кто молчит, как будто в танке?
Кто сметану съел из банки?
Кто с балкона смотрит в сад
И облизывает зад?

- Мыр. Не я, уж вы поверьте!
Вот. Во рту моём проверьте.
Белый след на чёрном цвете?
Спал. Не помню. Может, дети

Нос измазали сметанкой.
Нет. Не надо тыкать банкой.
Нет. Не ел, но, может, нюхал.
Может, слушал правым ухом.

Может, даже глянул раз.
Но во сне. Закрывши глаз.
А куда сметану дели,
Ну не знаю, в самом деле!

Правда, правда! Честно, честно.
И вобще, я сам не местный...
Да и съел всего-то треть.
(вздыхая)
Силы не было терпеть.

06:09 

Х.Л. Борхес

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Кот

В тебе зеркал незыблемая тишь
И чуткий сон искателей удачи.
Ты, под луной пантерою маяча,
Вовек недосягаемость хранишь.

Как будто отделило божество
Тебя чертою, накрепко заклятой,
И недоступней Ганга и заката
Загадка отчужденья твоего.

С каким бесстрастьем сносишь ты мгновения
Моих пугливых ласк, издалека,
Из вечности, похожей на забвенье,
Следя, как погружается рука

В сухую шерсть. Ты из других времен,
Властитель сферы, замкнутой, как сон.

10:50 

Шухрат Хусаинов <b>***</b>

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В одиночной камере души
Ждет моя бессонница рассвета.
Не пиши мне писем, не пиши -
У меня и адреса-то нету.

Нету, да и Бог с ним, не беда.
Ко всему - не надо мыть посуду.
Пустяки, что еду никуда,
Плохо то, что еду ниоткуда...

А задача есть не из простых -
Жизнь свою припомнить без обмана.
Время за собой не жжет мосты
Только в фантастических романах.

Жить же достается не любя.
Допивать одним глотком стакан, да
Верить, что вернет тебе себя
Путь от Воркуты до Самарканда.

Нас с тобой и наши миражи
Время мягким ластиком стирает.
Тот, кто жизнь по-своему прожил,
Не своею смертью помирает.

Так неси грехи мои, река...
Что ни скажут люди - будут правы.
Были б деньги, я б купил щенка.
Иль себе - какой-нибудь отравы.

***
Поверь мне, что я бы не смог умереть
Вот так, средь толпы многоногой.
И то, что во мне шевельнулось - не смерть,
А просто дохнуло дорогой.

А просто вдруг звоном наполнилась грудь
И холодом вызрело лето,
И звёзды мои, отсияв как-нибудь,
Шипели в мелеющей Лете.

Когда же в кричащем, глазастом дыму
Осколками брызнуло сердце,
Мне так захотелось побыть одному.
Ну, разве не может хотеться?..

***
Я уйду ненадолго, прощаниям не верьте,
Есть усталость вечная, есть боль.
А смерти нет. А дальше - то ли страшно, то ли скучно,
И окончанье фразы я уношу с тобой...

За бедой, как за горой, я друзей не вижу -
Подойду поближе, чтоб запомнить лица...
Злится синий дождь. Блицем - мир на два цвета...
Ах, какое жаркое было лето...
Ах, какой холодною будет осень...

Просим милости, вечно просим,
Кому жить еще всю жизнь,
Кому - меньше, кому - вовсе дней восемь...
Просим... Просим... Просим...
Гляньте - а я другого стал роста,
В этом мире все просто -
Жизнь да любовь прорастают в смерть -
Изнанку жизни,
Кровью на кафель брызни - подотрут...
Смерти нет - и все тут...
И все - тут.

Так что я уйду ненадолго, прощаниям не верьте,
Есть усталость вечная, есть боль.
"А смерти нету", - пошучу я, глядя в глаза смерти,
И окончанье фразы я унесу с собой...

За бедой, как за горой, я друзей не вижу -
Подойду поближе, чтоб запомнить лица...
Злится синий дождь. Блицем - мир на два цвета...
Ах, какое жалкое было лето...
Ах, какой холодною будет осень...

06:00 

Ахмадулина.

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.
1959

* * *
Вот не такой, как двадцать лет назад,
а тот же день. Он мною в половине
покинут был, и сумерки на сад
тогда не пали и падут лишь ныне.

Барометр, своим умом дошед
до истины, что жарко, тем же делом
и мненьем занят. И оса дюшес
когтит и гложет ненасытным телом.

Я узнаю пейзаж и натюрморт.
И тот же некто около почтамта
до сей поры конверт не надорвёт,
страшась, что весть окажется печальна.

Всё та же в море бледность пустоты.
Купальщик, тем же опаленный светом,
переступает моря и строфы
туманный край, став мокрым и воспетым.

Соединились море и пловец,
кефаль и чайка, ржавый мёд и жало.
И у меня своя здесь жертва есть:
вот след в песке - здесь девочка бежала.

Я помню - ту, имевшую в виду
писать в тетрадь до сини предрассветной.
Я медленно навстречу ей иду -
на двадцать лет красивей и предсмертней.

- Всё пишешь, - я с усмешкой говорю.
Брось, отступись от рокового дела.
Как я жалею молодость твою.
И как нелепо ты, дитя, одета.

Как тщетно всё, чего ты ждёшь теперь.
Всё будет: книги, и любовь, и слава.
Но страшен мне канун твоих потерь.
Молчи. Я знаю. Я имею право.

И ты надменна к прочим людям. Ты
не можешь знать того, что знаю ныне:
в чудовищных веригах немоты
оплачешь ты свою вину пред ними.

Беги не бед - сохранности от бед.
Страшись тщеты смертельного излишка.
Ты что-то важно говоришь в ответ,
но мне - тебя, тебе - меня не слышно.
1977

01:40 

Александр Габриэль

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Эквилибриум

II

Когда монета встанет на ребро,
ты пораскинешь лобной долей львиной
и перечтешь "Женитьбу Фигаро",
и пересмотришь "Восемь с половиной",
вдохнешь сквозняк из затемненных ниш,
зимой предвосхитишь дыханье мая,
простишь друзей, врагов благословишь,
при этом их местами не меняя.
Держа судьбу, как сумку, на весу,
ты пыль с нее стряхнешь и счистишь плесень.
Баланс сойдется с точностью до су,
небесным восхищая равновесьем.
Растает снег, и опадет листва,
дождётся всё законного финала...
А от тебя останутся слова -
не так уж много.
И не так уж мало.

***

эта противная штука жизнь в сердце иголки нехватка слов
хочешь поставлю тебе би джиз хочешь поставлю тебе битлов
ломятся беды в дверной проем им бы на рты понаклеить скотч
хочешь мы чаю с тобой попьем чаю чернее чем эта ночь

пали под нами десятки кляч мы настрадали своё всерьёз
только не плачь я прошу не плачь я ведь не выдержу этих слёз
воздух вскипает в тугую взвесь горечь вступает в свои права
хочешь дотронься я рядом здесь боль свою боль подели на два

складывать руки нельзя не след сердце стучит и не пуст колчан
я принесу тебе теплый плед и не пущу сквозняки к свечам
эта противная штука жизнь часто не верится в даждь нам днесь
только держись я прошу держись я не исчезну я здесь я здесь

И другие ТЕКСТЫ ПОДБОРОК ФИНАЛИСТОВ КОНКУРСА им. Н.С.Гумилева «ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ» 2009 года

Эх, не тому первое место дали тт

03:52 

© Алик Якубович

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Старый медный кран с приплюснутым носом
Наполнял ванну мечтами,
А детство горячей водой
И лёжа в морской пучине советской квартиры
Я прислушивался к соседям-индейцам
И огненному шару на потолке,
А потом отец-носорог и мать-коала
Заворачивали меня в махровые листья кокосовой пальмы
И уносили в тёплую пещеру детских снов и переживаний,
Где под одеялом можно увидеть звёзды.


Для кого-то жизнь складывается,
А для кого-то вычитается,
Написал мне старый друг,
А я не ответил.


Законный секс от одного до четырех раз в месяц,
От пятнадцати до тридцати минут,
Потом со словами
- Спасибомилая, завтранаработу -
Он виновато засыпал с чувством выполненного долга
А она ещё долго лежала лицом к стене,
После чего ей снились наглые гаишники,
Пираты, один раз даже Бельмондо,
Которые насиловали её так хорошо,
Что ей даже не хотелось просыпаться.
В конце недели их пригласили в гости,
Но муж не мог,
Потому что пятница-баня,
Командный дух, корпоративная культура,
А она пошла и немного выпила,
И осталась ночевать у подруги.
Ночью к ней прокрался её молодой любовник,
Вероятно подонок,
И с ним было так неприлично хорошо,
Что через неделю она ушла из дома.

07:13 

Хименес

"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
81

И сердце в пустоте затрепетало
так залетает с улицы порою
воробышек, гонимый детворою,
в немую тьму покинутого зала.

Бездонный мир оконного кристалла
впотьмах морочит ложною игрою,
и птица с одержимостью героя
стремится прочь во что бы то ни стало.

Но темный свод отбрасывает с силой
за разом раз, пока мятеж убогий
не обескровит каменная балка.

И падает комок, уже бескрылый,
и кровью истекает на пороге,
еще дрожа порывисто и жалко.

©, перевод А. Гелескула

01:41 

Генри Чарльз Буковски

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
я встретил гения

я встретил гения в поезде
сегодня
около шести лет от роду
он сидел возле меня
и как только поезд
пошёл вдоль берега,
мы подъехали к океану,
он посмотрел на меня
и произнёс:
«некрасиво...»

и я впервые
понял
это


Пальмовые листья

ровно в 12.00
в ночь с 1973 на 1974
в Лос-Анджелесе
дождь начал стучать
по пальмовым листьям за моим окном
сирены и мигалки
ездили по городу
и гремели

я пошёл спать в девять утра,
погасив свет,
распихав по конвертам
их веселье, их счастье,
их крики, их картонные шляпы,
их автомобили, их женщин,
их жалких пьяниц...

канун Нового Года
всегда ужасает меня —

жизнь знает, сколько лет.

сирены остановились и
мигалки и грохот...
всё кончилось в пять минут...
всё, что я слышу — дождь,
стучащий по пальмовым листьям,
и я задумываюсь о том,
что никогда не пойму людей,
но я уже проехал
это.


Да-да

когда Господь создал любовь, он многим не помог
когда Господь создал собак, он не помог собакам
когда Господь создал растения, это было неплохо
когда Господь создал ненависть, у нас была общественная польза
когда Господь создал меня, он создал меня
когда Господь создал обезьяну, я спал
когда Господь создал жирафа, я был пьян
когда Господь создал наркотики, я был сверху
когда Господь создал самоубийство, я был снизу

когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он знал, что делал,
Он был пьян, и Он был сверху,
и Он создал горы, моря и огонь
одновременно
Он иногда ошибался,
но когда Он создал тебя, лежащей в постели,
Он превзошёл всю свою Благословенную Вселенную


Перевод А. Караковского

©

МузЭй: ваши любимые стихи

главная