Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Фомка (список заголовков)
13:52 

Киплинг - Гиены

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Перевод: К.Симонов

Когда похоронный патруль уйдёт
И коршуны улетят,
Приходит о мёртвом взять отчёт
Мудрых гиен отряд.

За что он умер и как он жил -
Это им все равно.
Добраться до мяса, костей и жил
Им надо, пока темно.

Война приготовила пир для них,
Где можно жрать без помех.
Из всех беззащитных тварей земных
Мертвец беззащитней всех.

Козёл бодает, воняет тля,
Ребёнок дает пинки.
Но бедный мёртвый солдат короля
Не может поднять руки.

Гиены вонзают в песок клыки,
И чавкают, и рычат.
И вот уж солдатские башмаки
Навстречу луне торчат.

Вот он и вышел на свет, солдат,-
Ни друзей, никого.
Одни гиеньи глаза глядят
В пустые зрачки его.

Гиены и трусов, и храбрецов
Жуют без лишних затей,
Но они не пятнают имен мертвецов:
Это - дело людей.

14:15 

Мария Махова "говори"

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Она слышит тебя, говори, говори.
Она – каменный лев всех пустынь и любых территорий.
Что у камня внутри?.. Только камень у камня внутри.
Лев срывается с места и прыгает в море.
Чёрное небо накроет его, как плед.
Чёрное море смыкает над ним очи.
Что у моря внутри?.. В его сердце – каменный лев
всех одиночеств.

Там, за этой чертой, полосой, поделённой на две,
где кричат: твоя очередь, зверь, не тяни, прыгай в пламя,
лев не прыгнет в кольцо, потому что он больше не зверь,
он спрессованное молчание,
серый камень.

Говори, говори! Перекрой эти трубы и медь,
этот бред, этот страх, эту брань и горящие кольца,
лев услышит тебя, он вчера был готов умереть,
а сегодня он вышел на берег и смотрит на солнце.

Говори, не молчи, высыхают сады и ручьи,
выгорают последние дни, сокращаются сроки,
мы на грани, мы смотрим на пламя, мы больше ничьи,
пролистай, перечти, отмотай эти старые плёнки,

нарисуй этот берег и всё, что за ним, и ещё
расплети этот узел, придумай другую развязку,
чтобы ком этот в горле растаял, распался, ушёл,
чтоб пропал этот смог, этот мрак, этот ток, эта тряска…

Она слышит тебя, не молчи, говори, говори.
Только нем горизонт, безответен, беззвучен, безнотен…
Голоса всей земли переходят то в шёпот, то в крик.
Лев плывёт по волне,
лев плывёт по волне,
он свободен.

ЖЖ

03:44 

Вера Сухомлин - Мне не страшно

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Мне не страшно, что я всего лишь твое ребро.
Мне не страшно построить трон, возвести на трон.
По привычке на крышке сердца пишу «не тронь»,
Чтоб никто не касался клавиш.

Я же рвусь к тебе, как в той песне у «Мумий Тролль» –
Караванами, пароходами, всем нутром…
Я боюсь: мы однажды столкнемся с тобой в метро –
Только ты не узнаешь меня. Ты меня не узнаешь.

Нет, не страшно не рядом, ведь ты же невдалеке.
Я могу ощущать тебя, приходя к реке,
Я могу танцевать с тобою в моей строке
И молчать на одном языке, что всего дороже.
Ни ствола на виске, ни кинжала на волоске
Не боюсь. Я боюсь прикоснуться к твоей руке.
Я боюсь прикоснуться однажды к твоей руке –
И не встретить дрожи.

(И понять, что мы – не. Но одно. Не одно и то же).

Потому что тогда – для чего это все? Кому?
Кто вернет мне огонь, кто откроет мою тюрьму?
Что случится со мною, когда я тебя обниму?
И когда позовет звезда, кто пойдет за нею?

Мне не страшно перед тобою стереть весь грим.
Но о нас не напишет Грин, не напишут Гримм,
А мой собственный голос теперь может только скрим,
Но в такой тесситуре я петь о тебе не смею

И молчу. Что не дать рукам – отдаю перу.
Я не очень-то важный гость на твоем пиру.
Бесприютный, безвольный лист на твоем ветру,
Не боясь высоты, я боюсь подниматься выше...

Я боюсь не того, что мы, вспыхнув, перегорим.
Засмотревшись на небо, сорвемся с отвесной крыши.

Нет. Мне страшно, что мы однажды поговорим.
Только ты не услышишь меня. Ты меня не услышишь.


Страница автора на Стихире.

03:00 

sichan - простейшее

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
я пишу: "вот, пеку пирог и варю компот".
в комментариях мне отвечают:
- вот!
у тебя, значит, мирная жизнь, компот,
а ты знаешь, что в мире война идет?

я пишу: "посмотрите, вот это - кот.
он смешной и ужасно себя ведет..."
в комментариях мне отвечают:
- черт!
как ты можешь?
там-то и там-то погиб народ!

я пишу: "я кормила птенца дрозда.
еле выжил, поскольку упал из гнезда".
а мне пишут:
- какого такого дрозда?
- ты, наверное, с глузду съехала, да?
ты не знаешь, что с рельсов сошли поезда,
есть ли дело нам до птенца дрозда?

и напишешь однажды: "лежу в траве,
мысли глупые скачут в моей голове..."
и внезапно на это придет ответ:
"я считал, что я мертв. оказалось, нет:
я читал про кота, про дрозда, компот:
это значит, что жизнь у других идет.
это значит: еще существует шанс.
для таких, как мы.
для меня.
для нас.

21.07.14

ЖЖ

07:13 

Александра Селезнёва - * * * (И вот жалеешь, что не уехал...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
И вот жалеешь, что не уехал, не слал всё к черту, не выбрал веру.
Пока хватало любви и смеха, пока не чувствовал болью тело,
Мотал бы к черту, уехал в Ниццу, как говорится, не знал бы горя.
Но вот вокруг пустота змеится, тускнеет офисный крематорий,

И ты жалеешь, что троекратно не слал всё на хер, не слал всех на хер.
И сердце бьется бедой о правду, как бьется в пол голова монахинь,
Ты не уехал, и остается цепляться с силой за эту ношу,
Но пустота и дрянное солнце не позволяют забыть о прошлом;

Пустынный офис и кофеварка, и ты совсем ничего не стоишь.
А солнце бьет глубоко и жарко сквозь миллионы несносных прозвищ,
Сквозь килограммы остатков грима, сквозь равнодушья броню из стали.

О Боже, что же теперь творим мы, когда боимся, что опоздали.

Тебе же тридцать, и вроде хватит, и все останется так как прежде,
А солнце бьет тебе прямо в кратер, в слепое жерло твоей надежды:
Мол, мог бы выжить и знать французский, найти любимых и множить мысли.
И офис видится крайне узким, и еще более ненавистным.

.

Пустынный офис мохнатым лесом себе представишь и чуть не плачешь.
Ведь все мы тут обладаем весом десятков спрятанных в нас же кладбищ

Недопобеды, недолюбви, и они болят, но никто не лечит.
И если бабочки, то лови их, ведь красота не бывает вечной.

И если дети, то убивай в них все то, что как-то в тебе убили.

А солнце бьется, как вечный кратер внутри душевной твоей могилы.

10:12 

Ирина Парусникова - И когда она засыпает...

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
и когда она засыпает в его руках он боится пошевелиться
и нежность его выходит за берега и грозит пролиться
на башенки возведённые из песка затопить бойницы
которые он годами клепал строгал чтоб с тоски не спиться
он отчётливо помнит как глубока на вид безобидная эта водица
хлебнёшь и тут же растут рога не река а козье копытце
иван останется в дураках не лебедь красна девица
он думает как ни была бы редка эта упрямая птица
не стоит она моего мирка уютной моей теплицы

от него осталось так мало он больше не хочет собой делиться

он смотрит как падает мокрый снег за окнами в жёлто-рыжем
фонарном свете сходясь тесней становятся неподвижны
дома он думает о весне она так спокойно дышит
он завтра скажет что так честней что хочет оставить нишу
в груди пустой что не ждал гостей что он не герой из книжек
мы сами творцы своих новостей и получатели мы же
да утро вечера мудреней вот стали б ещё потише
соседи в мышиной своей возне двумя этажами выше
а может просто остаться с ней попробовать вместе выжить

и тогда она вздрагивает во сне и прижимается ближе

10:32 

Александр Габриэль - Modus operandi

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Перелопатив весь рунет, загнав такси и три трамвая,
я понял: смысла в жизни нет. Есть только жизнь как таковая.
Она сплелась в цепочку дней, ни разу не прося антракта,
и нам давать оценки ей - по сути, несуразно как-то.

Мы не познаем жизни суть, уйдя однажды днем весенним,
но всё равно в кого-нибудь мы наши души переселим.
Заката розовый подбой, последние объятья стужи...
Но не грусти: без нас с тобой весь мир подлунный был бы хуже.

Житейских истин угольки нам озаряют путь недлинный,
даря венозный блеск реки на белом бархате равнины,
туман, арктические льды, Париж, и Питер, и Памплону,
и аритмичный свет звезды, летящей вниз по небосклону.

Сиди, травинку теребя, меланхоличный, словно Ганди,
не выбирая для себя тревожный modus operandi;
воздавший должное вину средь тихо шелестящих клёнов,
люби одну, всего одну, одну из сотен миллионов.

Не испещряй судьбы листы смятенным перечнем вопросов,
я не философ, да и ты, мой друг, ни разу не философ,
давай всё так и сохраним - закатный луч и свет на лицах -
пока едва заметный дым из трубки времени струится.

ЖЖ

07:50 

Джезебел Морган - * * * (А ему твердят: человек человеку волк...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
А ему твердят: человек человеку волк,
Берегись, дружок, за спиной притаился враг.
Он идёт в толпе, где любой обожает врать,
И слепая злость накрывает волной его.

Раскачался мир, как прогнивший насквозь канат
Всё идёт на слом, что искать теперь от добра?
Он бормочет зло: "хоть бы чёрт этот мир побрал!",
Каждый шаг - побег из системы координат.

Каждый шаг - в дыру, и всё глубже в душе дыра,
У прохожих взгляд всё спокойнее и пустей.
Он глядит на них, и трясёт его до костей.
Ветер бьёт в лицо, человек человеку раб.
___

Та, что ждёт его сквозь туманы и бег веков,
У окна стоит и глядит в серебро ночей,
Где бредёт супруг, обозлившийся и ничей.
Ей его встречать, замирать на его плече,
Убеждать его, что всё будет светло, легко -
Ведь известно ей:
Человек человеку кот.

Найдено здесь

07:11 

Елена Касьян - * * * (Думаешь, кто притих, тот теперь почти незаметен...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Думаешь, кто притих, тот теперь почти незаметен,
Думаешь, на тебе не видно уже отметин?
Если искать того, кто будет за все в ответе,
Может вполне оказаться, что это ты.

Сердце собьется с ритма еще за утренним чаем,
Не суетись – вот тебя уже подключают.
Каждый, кто думал, что он-то не обучаем,
Первым продавит снег и сомкнет ряды.

Не суетись – просто молча делай свою работу.
Ты же не просто так, ты же для чего-то.
Если свой страх лечить неизменно рвотным,
Можно легко получить головную боль.

Страхи не лечат, а держат их в черном теле.
Кто каменел хоть однажды в своей постели,
Знает, что смерть ни с кем никого не делит,
Кто приглянулся, того заберет с собой.

Можно искать спасенье в ночных молитвах
Или пытать удачу в бессчетных битвах.
Просто представь, что тебя не отметят в титрах –
Будешь ли ты согласен на то, что есть?

Главное быть живым посреди живого.
Те, кто искал свое, не возьмут чужого.
В сердце, в горсти, во рту – донеси им Слово,
Если тебе доверят благую весть.

06:37 

Георгий Кружков - Вот что сказал мне старый поэт...

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Вот что сказал мне старый поэт, охотник за рифмой:
«Стихотворенье нельзя придумать, как ложь или хитрость.
Стихотворение – кабан, который бродит по лесу.
Стихотворение – рыба, которая плавает в море.
Его можно догнать, подкараулить в засаде,
Его можно выудить на крючок терпеливый,
Носом к носу встретиться в кустах, подобрать на счастливой тропинке.
А можно весь день с сачком за ним прогоняться
И вернуться с пустыми руками и с большим аппетитом.
Впрочем, я не грущу, - добавил старый охотник. –
Я не грущу, ведь добыча моя не скудеет.
В зарослях слов еще так много стихов незнакомых,
Что, если писать всю жизнь, их останется больше, чем было.

03:31 

Дмитрий Мельников (huronian)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Снег устает ждать,
выходит из внешней тьмы,
летит на речную гладь,
на черные валуны,
а в реку входит лосось
огромной величины,
хребтом касается вскользь
застрявшей в тучах Луны
и бьется в кровь о гранит,
и в снежный идет плен,
и сердце его дрожит
в предчувствии перемен.

* * *
Дыша с тобой одной зимой,
Луна глядит во тьму,
как инкурабельный больной,
не нужный никому,

чья боль, проникшая в окно
сквозь снежную пыльцу,
течет дозвуковым кино
по твоему лицу,

струится, легкая, как шелк,
живая, как вода,
и поцелуй мой, как обол,
уносит в никуда.

* * *
Музыки становится больше - меня всё меньше,
нужно как-то проще смотреть на вещи,
с годами боль не проходит - наверное, так и надо,
я тебя прощаю, я тебя не ревную,
я тебя целую
в каждый дюйм листопада.

Моё небо поет голосом мертвых петель
обо всех, чей полет превратился в пепел,
из пустынных полей доносится хоомей,
и город, как судьба, выпирает всеми углами,
и космос, как плотва, работает плавниками
солнечных батарей.

03:18 

Александр Габриэль - Излечение

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Улетают надежды, как дикие гуси и Нильс...
Дождь проходит сквозь сумрачный воздух, как пули сквозь вату,
бьет аллею чечеточной россыпью стреляных гильз.
От скамейки к скамейке, подобно пчелиному рою,
мельтешит на ветру жёлтых листьев краплёная прядь...

Я, возможно, однажды свой собственный бизнес открою:
обучать неофитов святому искусству - терять.
И для тех, кто в воде не находит привычного брода,
заиграет в динамиках старый охрипший винил...
Я им всем объясню, как дышать, если нет кислорода;
научу, как писать, если в ручках - ни грамма чернил.
Я им всем покажу, как, цепляясь за воздух ногтями,
ни за что не сдаваться. Я дам им достойный совет:
как себя уберечь, оказавшись в заброшенной яме,
как карабкаться к свету, завидев малейший просвет.
Нарисую им схемы, где следствия есть и причины,
и слова подберу, в коих разум и сердце - родня...

Я себя посвящу излечению неизлечимых,
ибо что, как не это, однажды излечит меня.

03:52 

Дмитрий Иващенко

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Дома в тумане потонули.
Дожди волынку затянули.
Дохнуло осенью в июле —
сырым, холодным октябрём.
Но отчего-то — на мгновенье —
нисходит умиротворенье,
и возникает ощущенье,
что мы с тобою не умрём.
Дождей аккорд минорный.
Слушай
про небо, пролитое в лужи.
А нам от жизни — много ль нужно!
Растить детей.
И быть вдвоём.
Мои заботы непреложны:
на всю семью бюджет итожить
да по ночам, когда уснёшь ты,
беречь
дыхание
твоё…

* * *
Долой покровы.
Наша ночь густа, и
мой крест нательный падает на твой…
А после — перешёптываться станем.
О детях наших.
И о нас с тобой.
О том, что в жизни что-то не сбылось,
но всё же мы по-прежнему вдвоём,
и счастье, в общем, — не игла в стогу…
Медовый
водопад
твоих волос.
Я пью медовый водопад волос
и на плече дыхание твоё,
как водится, ночами берегу.

02:50 

Игорь Панин - * * * (Уходя, колебался, но все-таки уходил...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Уходя, колебался, но все-таки уходил.
Возвращался, метался и думал опять об уходе.
В зеркалах - непутевый, растерянный крокодил
слезы лил,
человечьи, вроде.

И одна говорила: "Не отпущу",
а другая: "Я ждать устала".
И мой внутренний голос, немой вещун,
оказался бессмысленнее магического кристалла.

А по городу рыскал шакалом безумный снег, -
ну такой, что ни в сказке, ни в небылице.
Мне хотелось кричать им обеим: "Навек, навек!",
только все же следовало определиться.

Чаще рвется не там, где тоньше, а где больней;
прикорнуть бы, забыть все - на день, на час ли...
И одна говорила: "Ты будешь несчастлив с ней",
а другая: "Со мною ты будешь счастлив".

Это, я доложу вам, классический сериал,
тут бы впору сценарий писать многотомный.
Только те, кто участие в нем принимал,
выгорая, мертвели, как старые домны.

А тем временем снег, успокоившись, капал за шиворот с крыш,
как залог невозможного, дикого, жгучего счастья.
И одна говорила: "Ты любишь ее, так иди к ней, малыш,
но если что - возвращайся..."

03:31 

Ника Невыразимова - * * * (Пожалей его, птица, оставь ему что-то, оставь...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Пожалей его, птица, оставь ему что-то, оставь –
золочёное пёрышко, яблоко, мёда розетку,
хоть какой-то пароль, хоть какую зацепку, лазейку,
хоть какие-то знаки судьбы в многолюдных местах.

Ты встаёшь на крыло, ты, похоже, осталась живой.
А ему ли не знать, до чего ты бываешь живая…
Посмотри, как он жмётся к стене и глаза закрывает.
Пожалей его, птица: скажи, что ты есть у него.

Пожалей его, птица: он крутится, ночью не спя:
скоро праздник его несвободы.
Так дай ему силы –
золочёное пёрышко, яблоко,
знак, что простила…
Или клюнь его в темя – и пусть он забудет тебя.

07:25 

Вячеслав Иванов - Нас на земле двое

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Ветер опять воет,
И за окном стужа.
Нас на земле двое.
Кто нам еще нужен?

Если любить — сразу,
Искренне, как в детстве.
Выключи свой разум,
Слушай свое сердце…

03:37 

Ася Анистратенко - * * * (Все эти люди делали мне свет...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
все эти люди делали мне свет.
иных уже на этом свете нет,
а те, что есть, — какие-то другие.
мы движемся — вприпрыжку, вбок, вперед,
и прежних нас никто не соберет, —
ни случай, ни порывы ностальгии.

но мы — мы были тем, чем быть должны
вне роли замороченной жены:
друзья, враги, любовники, ревнивцы,
мы были ноты — до, и соль, и ре,
статьи в толковом первом словаре,
а нынче — мухи в белом янтаре,
застыли друг у друга на странице,

где мы учились пить коньяк и ром,
и говорить до третьих петухов,
гуляли по арбату всемером
и блоги собирали из стихов,
не выходя из необъятной темы.
мы вмазаны друг в друга, как в асфальт,
и это все — определенный факт
и полностью законченное время.

свидетели друг друга и судьбы —
мы были жадны, молоды, грубы,
так влюбчивы и так невыносимы,
нас так швыряло, плющило, пекло,
что мало кто прошел добро и зло,
и выжил после этой хиросимы.

но те, кто — до сих пор и вопреки —
живут на расстоянии руки, —
для них не сыщешь правильного слова.
мы видели друг друга. те и те.
и вот висим в конечной пустоте,
и время — наша общая основа,
а мы — его беспечные утки,
как водомерки в плоскости реки,
скользим туда-сюда, легки-легки,
и долгий день не повторится снова.

03:17 

Константин Гадаев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Никому ни о чём. Просто стало от снега светлей.
Голова прояснилась. Приемлемой жизнь оказалась.
А казалось, под лампой ночной, нет соблазна подлей —
подливать самому, длить и длить этот стыд, эту жалость.
Как сквозь сон улыбается дочь!.. Никому ни о чём.
Ни о чём — никому. Только писчей вот этой бумаге.
Архаично, конечно. Но всё веселей, чем ничком —
Мы ещё повоюем! — мычать в бесполезной отваге.

Никому ни о чём. Мы ещё поглядим, кто кого.
Всё трещит и качается. Воздух гудит от сравнений.
Ничего, ничего, ничего, ничего, ничего…
И не гаснет под веками отсвет мозаик Равенны.

Снег

Тише воды, ниже травы,
рановато в этом году…
Мол, даже если не ждёте вы,
я всё равно иду —
без исключенья на всех и вся
(равенство — мой девиз),
между землёй и небом вися
медленно сверху вниз, —
на младенца в коляске,
юную маму его,
на старика с лакированной палкой…
Кто они, откуда?.. Не чувствую ничего.
Никого не жалко.

* * *
Лене

О чём-нибудь совсем простом
со мною тихо говори.
Ну, приблизительно, о том,
о чём со снегом фонари

в ночь на второе января,
пока уставший город спит, —
вот так же тихо говорят.

И фонари горят, горят…
И снег летит, летит…

09:35 

Екатерина Сокрута - Шум

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Говорили с дождем о шумящих моих делах.
Говорили с рекой о течении жизни в целом.
Ветер ставнями хлопал, вил песни на чердаках,
Задувал на асфальте июльские письма мелом.

Много плакать и петь, чтобы где-то внутри души
Небо тоже поблекло, как стираная рубашка.
Чтобы ближе к утру свет успел для себя решить
Мои внутренние дворы и пятиэтажки.

Пусть во внутреннем сити, где вечно горит неон,
Лишь секунда – обняться – но все же настолько прочно,
Чтобы даже наружный утренний почтальон
Вдруг решил не запаздывать с самой насущной почтой.

ЖЖ

04:49 

Алексей Цветков - Точка отсчёта

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
вот сижу я светлосеренький такой
свесив хвостик в час рассвета над рекой

чутким рыльцем меж кувшинок повожу
рыбку выхвачу и рядом положу

здесь на зорьке благодать у нас в логу
часто в речке отражаюсь как могу

и любуюсь до чего же я неплох
из подшерстка выковыривая блох

изумляюсь до чего же я хорош
то клеща прибью то выщипаю вошь

а за плесом где пошире берега
есть большое гнездовище у врага

чуть померкнет очертание луны
там двуногие проснутся ходуны

взгромоздятся на четыре колеса
расползутся в наши рощи и леса

но лесная философия проста
веры ноль тому кто лыс и без хвоста

ни на грош в таком животном красоты
хоть бы и млекопитающее ты

покуражатся однако и уйдут
в свой убийственный попятятся уют

там полакомятся ими от души
их железные и бронзовые вши

не для тех теченье туч и россыпь звезд
кто клыками не владеет и бесхвост

МузЭй: ваши любимые стихи

главная