• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Фомка (список заголовков)
15:52 

Олег Ладыженский - Морок

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
На небесных манжетах звездные запонки
Как-то неуверенно, робко светят.
Стрелки часов переваливают за полночь,
Время привидений, влюбленных и ветра.

Стекла дребезжат от далеких трамваев
Струной, сорвавшейся с колков гитарных,
Тени оживают и, оживая,
Начинают делиться на молодых и старых.

Покосившийся стол обступают стены,
Через плечо заглядывают по-соседски.
Садитесь к столу, не стесняйтесь, тени,
Мы так давно с вами не беседовали.

Луна дробится стеклянными призмами,
За каждым стеклом огорожен уют свой,
А вы постоянны, как, впрочем, все призраки,
Которые приходят и остаются.

Мебель громоздится размытыми валунами,
Ветки деревьев на ветер ропщут,
Когда привыкаешь встречаться с тенями -
С людьми становится значительно проще.

Все.

02:15 

Андрей Гришаев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Разбитой осени теперь смешна цена.
Зачем она – туда не возвратиться,
Пережита и пролита, одна,
Покинута, уже не повторится.

Не повторится тёмный день, когда
Огромные, чернеющие капли
Стучали, и нечистая вода
По улице бежала.

Тебя тогда я принимал всерьёз,
И мне казалось – всё неповторимо:
Твоя улыбка на границе слёз
И осени ночная половина,

Когда мы оставались, наконец,
Вдвоём, и полумёртвые, лежали
Под грохот оглушительный сердец
И больше не себе принадлежали.

Теперь постой. И вот она, цена
Разбитой осени, простого расставанья:
Ты мне всё так же явственно видна
Сквозь эти неживые расстоянья.

Я не всерьёз об этом говорю,
Мне дождь напомнил. Всё же повторился
Дождливый день, вода – я повторю –
Бежит по улице…

2010.06.07

10:45 

Арсений Несмелов - Встреча первая

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Вс. Иванову

Мы - вежливы. Вы попросили спичку
И протянули чёрный портсигар,
И вот огонь - условие приличья -
Из зажигалки надо высекать.
Дымок повис сиреневою ветвью.
Беседуем, сближая мирно лбы,
Но встреча та - скости десятелетье! -
Огня иного требовала бы…
Схватились бы, коль пеши, за наганы,
Срубились бы верхами, на скаку…
Он позвонил. Китайцу: «Мне нарзану»!
Прищурился – «и рюмку коньяку»…
Вагон стучит, ковровый пол качая,
Вопит гудка басовая струна.
Я превосходно вижу: ты скучаешь,
И скука, парень, общая у нас.
Пусть мы враги, - друг другу мы не чужды,
Как чужд обоим этот сонный быт.
И непонятно, право, почему ж ты
Несёшь ярмо совсем иной судьбы?
Мы вспоминаем прошлое беззлобно.
Как музыку. Запело и ожгло…
Мы не равны, - но всё же мы подобны,
Как треугольники при равенстве углов.
Обоих нас качала непогода.
Обоих нас, в ночи, будил рожок…
Мы - дети восемнадцатого года,
Тридцатый год. Мы прошлое, дружок!
Что сетовать! Всему приходят сроки,
Исчезнуть, кануть каждый обряжён,
Ты в чистку попадёшь в Владивостоке,
Меня безптичье съест за рубежом.
Склонил ресницы, как склоняют знамя,
В былых боях изодранный лоскут…
- Мне, право, жаль, что вы ещё не с нами.
- Не лгите: с кем? И… выпьем коньяку.

03:19 

Андрей Дементьев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Ты ищешь меня
Только в дни одиночества.
Когда никого —
Ни в душе, ни вблизи.

А мне утешать тебя
Больше не хочется,
Хоть это и любят
У нас на Руси.

И я не хочу заполнять
Этот вакуум —
Меж будущим счастьем
И счастьем былым.

Ты ждешь, чтоб мы вместе
Грустили и плакали.

А радостный день
Для тебя неделим...


* * *
Среди печали и утех
Наверно, что-то я не видел.
Прошу прощения у тех,
Кого нечаянно обидел.

Когда бы это ни случилось -
Вчера лишь... Иль давным-давно
Ушла обида иль забылась, -
Прошу прощенья все равно...

Прошу прощенья у любви -
Наедине, не при народе,
Что уходил в стихи свои,
Как в одиночество уходят.

И у наставников своих
Прошу прощенья запоздало,
Что вспоминал не часто их,
Затосковал, когда не стало.

А вот у ненависти я
Просить прощения не стану.
За то, что молодость моя
Ей доброту предпочитала.

Не удивляйтесь, что сейчас,
Когда судьба мне время дарит,
Прошу прощения у вас.

Но знаю я - последний час
Обычно не предупреждает...


* * *
Как жаль,
Я не узнал твой голос.
Ты позвонила мне из автомата
И назвала тот знаменитый город,
В котором вместе были мы когда-то

Ты позвонила поздно
Где-то в полночь.
И долго я не мог понять
И вспомнить.
Кто мне звонит.
Досадовал вначале,
А голос соткан был из пауз
И печали.

Ты говорила что-то о природе,
Что этот чудный край неповторим.
Я в голосе твоём -
Как в хитром коде -
Искал ключи к иным словам твоим

Ты говорила, что была так рада
Уехать,
Чтоб одной вдали побыть.
А я услышал:
«Я хочу обратно...
Неужто ты успел меня забыть?»

Всё на Литере.

04:58 

Евтушенко - Старый друг

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Мне снится старый друг,
который стал врагом,
и снится не врагом,
а просто старым другом.
Со мною нет его,
но он теперь кругом,
и голова идёт
от сновидений кругом.
Мне снится старый друг,
крик-исповедь у стен,
и давний разговор
про длинную дорогу,
и ненависть его,
но не ко мне, а к тем,
кто были нам враги
и будут, слава Богу.

Мне снится старый друг,
как снится плеск знамён
солдатам, что войну
закончили убого.
Я без него - не я,
он без меня - не он,
и если мы враги -
уже не та эпоха.

Мне снится старый друг,
как первая любовь,
которая вовек
уже невозвратима.
Мы начали вдвоём,
мы выиграли бой,
и мы теперь враги -
два бывших побратима.

Мне снится старый друг,
Он, как и я, дурак,
Кто прав, кто виноват,
я выяснять не стану.
Что новые друзья?
Уж лучше новый враг.
Враг может новым быть,
а друг - он только старый...

Мне снится старый друг,
который стал врагом,
и снится не врагом,
а просто старым другом.
Со мною нет его,
но он теперь кругом,
и голова идёт
от сновидений кругом.

01:20 

Вознесенский - * * * (В человеческом организме...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В человеческом организме
девяносто процентов воды,
как, наверное, в Паганини,
девяносто процентов любви.

Даже если - как исключение -
вас растаптывает толпа,
в человеческом
назначении -
девяносто процентов добра.

Девяносто процентов музыки,
даже если она беда,
так во мне,
несмотря на мусор,
девяносто процентов тебя.

1996

17:17 

Владимир Набоков

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Её душа, как свет необычайный,
Как белый блеск за дивными дверьми,
Меня влечёт. Войди, художник тайный,
И кисть возьми.

Изобрази цветную вереницу
Волшебных птиц, огнисто распиши
Всю белую, безмолвную светлицу
Её души.

Возьми на кисть росинки с розы чайной
И красный сок раскрывшейся зари.
Войди, любовь, войди, художник тайный,
Мечтай, твори.


* * *
От счастия влюбленному не спится;
стучат часы, купцу седому снится
в червонном небе вычерченный кран,
спускающийся медленно над трюмом;
мерещится изгнанникам угрюмым
в цвет юности окрашенный туман.

В волненье повседневности прекрасной,
где б ни был я, одним я обуян,
одно зовет и мучит ежечасно:

на освещенном острове стола
граненый мрак чернильницы открытой,
и белый лист, и лампы свет, забытый
под куполом зеленого стекла.

И поперек листа полупустого
мое перо, как черная стрела,
и недописанное слово.

Все.

15:40 

Александр Габриэль - Ностальгия

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
туда где ближе облака где слой озоновый плотнее где неприкаянна строка и не поймешь что делать с нею где заключаются пари и осушаются стаканы и смех рожденный изнутри неистребим как тараканы где любопытство как вампир где дефициты в каждой сумке где побеждает время Пирр веселый Пирр во время чумки где слово вещее "судьба" звучит подобно моветону где продается мастурба по два рубля за килотонну где грязь и боль и свет любви где из варяг не выйти в греки где государство словно Вий навеки уронивший веки из журавлей растит синиц фальшиво тренькая на лире

где легкий взмах ее ресниц дороже всех сокровищ в мире

а дальше промельк пустоты метель безликие объемы и стерты в памяти черты как у больного после комы и тихо падает листва с озябших крон в прямом эфире на мир в котором дважды два неукоснительно четыре на мир где счастье и беда срослись мгновеньями и кожей где ничего и никогда произойти уже не может где ничего не нужно ждать лишь равнодушно смежить вежды и отдавать за пядью пядь пространство гибнущей надежды и где на шатком рубеже презрев намеренья благие осклабясь тянется к душе голодный демон ностальгии

11:30 

Наталья Озерицкая

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Д.А.
Его вечер как «Чивас Ригал» по цвету – медь,
Допивает второй, восседая на барном стуле.
Его ямочки на щеках – не смолчать, не спеть,
Так что нет никого прекраснее и сутулей.

Кареглаз, напорист. Ни низок, и ни высок.
В этом городе, узнаваемом по высоткам
Стынет ночь. Он восьмым холодит висок
На последнюю, сильно мятую пятисотку.

Он молчит о ней, так слова его горячи,
А глаза его, тем отчаянней, чем бездонней.
Он молча встает, уходит, в кармане звенят ключи
И мир умещается в тень от его ладоней…
21.04.2009


+1

Автор на Стихире.

00:00 

Саша Бес aka Julber - Сказка про дракона Нафаню и Готишную принцессу

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В миру, где царь валялся на диване,
Где жил дракон по имени Нафаня,
Там в замке возле сказочного леса
Жила-была готишная принцесса
Которая при солнце и луне
По-ацкому молилась сотоне.

И посетило голову принцессы:
Что надобно на нужды Черной Мессы
Не для понтов, а чисто ради дела
Облюбовать драконьи части тела.
Чтобы потом увесистый алтарь
Украсила чешуйчатая тварь.

.читать дальше

@настроение: =)

10:36 

Сергей Калугин - Венок сонетов

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
.14


Ключ:

Мой голос тих. Я отыскал слова,
Равновеликие холодному молчанью.
Слова мертвы. Моя душа мертва.
Я не ищу пред небом оправданья.

Над опьяненной ливнями Землей
Агат Луны, томительно туманен,
На тонком и мерцающем аркане
Полночный ветер водит за собой...

Я, как дитя, играю пустотой,
Струящейся за каждою чертой,
За каждой гранью зримого пространства.

Я отворил в себе исток игры.
Я властен жечь и созидать миры.
Я различил в движенье постоянство.

Либ.ру

10:49 

Елена Логвинова

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Сосны обнявшись стоят, шевеля свои жирные лапы.
Сосны не знают тоски. Сосны молчат в унисон.
Как хорошо посетить каменный берег Анапы
И, надорвав пелену, долго раскачивать сон.
Как хорошо погулять с мёртвой гитарой на шее.
Как хорошо обойти чёрный испуганный лес.
Сосны не знают тоски. Сосны молчат, хорошея...
И упирают стволы в прочную сажу небес.
Жить на исходе луны. Трогать гробницы руками.
Брать, где положено - брать, там, где увидишь - своё.
Как хорошо замирать возле случайного камня,
Перечисляя в уме - "спиннинг", "браслет" и " ружьё".
Пересказать анекдот, возле костра леденея,
Перебирая ногой мокрый, шершавый песок...
Эта минута прошла. Сосны уходят за нею.
Сосны идут в глубину пить фиолетовый сок.
Наши простые слова так горячи и несносны.
Перекурив, наугад, бросить бубновый валет.
Как хорошо раличать эти небесные сосны,
Перечисляя в уме - "спиннинг", "ружьё" и "браслет".
Жить на морском берегу. Вспомнить забытое имя.
Что же ещё, говори... Что ещё можно желать...
Книги, дома, словари - все они будут твоими.
Сосны вонзают стволы в чёрную горную гладь.
По загорелой руке катятся белые сливы.
Долго бродить одному. Ломаной спичкой гореть.
Как хорошо утонуть в крымском горячем заливе,
Перечисляя в уме - "знать", "пережить", "умереть".

+3

Отсюда.

01:36 

Александр Габриэль - Седьмой день

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Шесть дней из семи в неделю он словно в коме:
работа, друзья и затхлый привычный быт...
Он будто плывет на странном пустом пароме,
а порт назначенья им навсегда забыт.
Он - словно случайно выживший в гекатомбе.
Он всё потерял, зато уцелел. И вот -
шесть дней из семи в неделю он робот. Зомби.
Его завели, как куклу - и он идёт.
Он распознаёт, как прежде, места и лица.
Он помнит свои маршруты и где рождён.
Он знает, как есть. Он помнит, как спать и бриться -
шесть дней из семи обходится этим он.
Он знает давно: ничто под луной не ново,
но, верность пустой мечте до сих пор храня,
шесть дней из семи в неделю он ждет седьмого -
всего одного достойного жизни дня.
Один только день в неделю - его вершина,
и там пустоты кончается полоса...

В субботу ему разрешают увидеть сына.
На три часа.

© 22.01.2010.

01:24 

Светлана Ширанкова - Insecta

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Она утверждает, что раньше могла летать.
Наверное, врет. А если не врет - тем хуже.
Ячейка квартиры: санузел, плита, кровать,
За стенкой соседка, ворча, доедает мужа.

Им в такт телевизор хрипит, выдыхая гимн:
"Сплотимся... во имя... на благо родной отчизны..."
Она разгоняет ладонью табачный дым.
Февраль не кончается добрую четверть жизни,

Скелет батареи утратил былой нагрев,
Немытые стекла в секрете хранят погоду.
Напротив подъезда живет муравьиный лев -
Он ест должников, что не платят за свет и воду.

Тягучие сны заменяют собой смолу,
Где плавятся странные запахи, звуки, люди...

И ангел небесный ее подает к столу
Нездешнего бога на самом красивом блюде.

© 02.03.2010

01:13 

Елена Никитаева

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Блестящее море.

Они приходят домой, бросают в шкафы одежду
Съедают свой ужин, смывают с лица маску
И, то ли сами с собой, то ли наедине с надеждой
Молчат через боль о том, как жизнь нестерпимо прекрасна

Они говорят - о, Господи, дай нам хорошей связи
Сегодня, и далее, чтобы не прерывалась
Они бы хотели заплакать, но слишком легко увязнуть
В печали цвета жасмина, и в грусти, похожей на слабость

Там, где-то за тонкой дверью шумит блестящее море
Там дети, бриз догоняя, смеясь, собирают камни
Один примагнитит счастье, другой – отпугнёт горе
А третий забьётся, как сердце, задышит, Любовью станет

Когда вступает Любовь, так странно в груди ноет
И сны становятся явью, и слёзы сладки, как сахар
Они просыпаются рано - каждый на свой поезд
И им остаётся одно – принять эту жизнь без страха

И ехать, и ехать туда, где шумит блестящее море

09.12.09.

+ Ассоль =)

ЖЖ

07:52 

Бродский - * * * (Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
М. Б.

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.

Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.

Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь -- человеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.

Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии,
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.

1989

02:50 

Наталья Михайлова - Кошки не ходят строем

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Кошки не ходят строем, у кошек нет документов.
Им не нужна прописка и даже билеты в кино.
Они сидят без работы или служат в числе агентов
Высших цивилизаций, но чаще им все равно.

Кошки не голосуют, рекламе они не верят,
Лукьяненко и Донцова для них не авторитет.
Кошки - это не люди, но кошки - это не звери,
Они - разумные монстры с весьма далеких планет.

Кошки масс не боятся и мыслят вполне свободно,
С корпоративной культурой кошкам не по пути.
Кошки всегда одеты, как кошки, а не как модно.
Навесьте ярлык на кошку - и кошка вам не простит.

Кошки не верят в бога, а если верят - то тайно,
И не в такого бога, в которого верим мы.
Все, что мы знаем о кошках, узнать удалось случайно,
Их мифы упоминают про ядерный свет зимы.

Но есть и у кошек слабость: им нравится чай в стакане -
Не пить чтоб, а любоваться, - заваренный крепко чай.
Они стучат телеграммы о стороже-ветеране,
Работающем на стройке: "Рекомендован в рай".

©

09:23 

Елена Рыжова - Комната

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Четыре стены и четыре угла,
окно, за которым на выбор сезона
сиротски раздетых берез пугала,
снега, или триумф зеленого звона.

Напротив окна дверь в иные миры,
хотя этой цели другие ворота
служили бы лучше квадратной дыры,
ведущей в «удобства» одним поворотом.

Вернемся же в комнату. Лампочки глаз
луну побеждает по силе накала,
однако, в полуночный гибельный час
не лампы заблудшей душе не хватало.

Земля – это пол, небеса – потолок
(какими же низкими кажутся выси!),
в окно – перспектива, но глаз недалек,
а дом – это тела последняя пристань.

Не будем о грустном. Мы есть – стало быть
и с нами великая свалка предметов,
на рифах которой разбилась о быт
любовная лодка любого поэта.

В шкафу необъятном костюмы, манто
по моде, что в возрасте выглядит странно, –
все это со вкусом надетое, в тон,
срывалось и мялось в преддверье дивана,

видавшего виды, имевшего вид
достойный пера героической саги,
который в утробе пружинной хранит
крещендо последней победной атаки.

Бои отгремели. Рассеянный взор,
в уме вычисляя возможные жертвы,
застыл, созерцая цветной коленкор
на книгах о вечной любви и о смерти.

Напротив дивана, конечно же, стол,
как люди, хмелевший во время застолий,
и скатерти мятый неровный подол
нескромно показывал тонкую голень,

дразня, приглашая удобнее сесть
в одно из стоящих поблизости кресел
и там чепуху несусветную несть –
легко с языка, неуемно, нетрезво…

А пол, потолок и четыре угла,
и вещи внутри будут точкой опоры
до тех пор, покуда не ступит нога
за край бытия, на другие просторы.

Легко человеку уйти, умереть
и дом постороннему типу оставить,
а комната будет скорбеть и скорбеть,
являя хозяину долгую память.

Публикация на library.ru.

11:55 

Кира Измайлова - * * * (На всех не хватит алых парусов...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
На всех не хватит алых парусов.
Борт корабля вблизи уныл и грязен.
Не будет никакой волшебной связи -
На всех не хватит алых парусов.

На палубе нет места скрипачам:
Там пушки, кой-какая снасть, гарпуны...
Не пропоют над морем нежно струны -
На палубе нет места скрипачам.

И капитан на Грея не похож:
Немолод, выпивает, матерится
И часто забывает утром бриться...
Нет, капитан на Грея не похож.

Хоть груз на корабле из дальних стран,
Но нет диковин, золота, кораллов...
Тюлений жир и шкуры, рог нарвала:
Да, груз на корабле из дальних стран.

На корабле команда на подбор:
Десятка два умелых и отпетых,
Им жизнь чужая - мелкая монета...
На корабле команда - на подбор.

Бывает поножовщина в порту:
Иным потеха, а другим - на горе.
А мертвых похоронят завтра в море...
Бывает... Поножовщина в порту.

Корабль называется "Секрет",
Нет, не в насмешку, просто так совпало.
Крик чаек, ветер, поворот штурвала...
Корабль называется - "Секрет".

А ты, как ни крути - но не Ассоль:
Уж не девчонка, сыну третий годик.
Отец неведом - был приезжим вроде...
Да, ты так уж и вовсе не Ассоль.

-Сегодня возвращается "Секрет".
-Полгода нет! Уж верно, груз приличный!
"Он возвращается. Он жив. Отлично..."
Ты улыбаешься - ведь это твой секрет.

Ты будешь ждать на пристани, ведь так?
Под плеск волны о крепкий брус причала...
И вечер одевает снасти алым...
Ты будешь ждать на пристани. Вот так.

Автор на Самиздате.

00:49 

Сергей Геворкян

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Когда бы все покончили с собой,
Отпала бы нужда в кончине мира,
Никто бы ни кричал: « Судью на мыло!»
И не вступал бы с жизнью в мордобой.

Ходили в церковь, нюхали цветы,
Читали книги… Видимо, напрасно.
Не знали мы – что лживо, что прекрасно,
Хотя умели вкручивать болты.

Мы так желали счастья всей гурьбой!
Но в первом встречном видели урода.
Нас вряд ли помянула бы природа,
Когда бы мы покончили с собой.

И дальше всё бы тихо стало – вплоть
До нового Господнего почина,
И, как забытый кофе – капуччино,
Остыла бы развенчанная плоть.

Не будем же трубить себе отбой,
Сойдя с ума от собственных амбиций.
Но больше бы никто не стал убийцей,
Когда бы все покончили с собой.

Когда бы – вместе, разом, наотрез…
Вот это – жутко, тут уж нет сомнений.
А то, что кто-то где-то в петлю влез –
Не принесёт глобальных изменений.


* * *

Разница в судьбах – предвечная разница.
Ризница жизни обносками дразнится.
Поздно, и нечего делать, Горацио,
Всё ни к чему – и рацеи, и рацио.
Разве – не все мы бессмысленно брошены
Скопом – на твердь нашей скользкой горошины?
Жалко, что Бога не вызвать по рации…
Баста! Пошли пропивать декорации.
Кто-то кончает, а кто-то кончается.
Кто-то в ботинках под люстрой качается.
Кто-то – спокойный, а кто-то – срывается…
Шарик земной с громким треском взрывается!
Спрашивать не с кого. Незачем спрашивать.
Вечностью нам одиночество скрашивать.
Сердце замрёт. Остановятся ходики.
Белые мимо плывут пароходики.
Кто-то встречает, а кто-то прощается.
Выхода нет. Шарик снова вращается.
Полные пригоршни смерти и времени –
Кузькина мать разрешилась от бремени.
Кто-то кончает, а кто-то кончается.
То и другое со всяким случается.
То и другое нам загодя прочили.
Ныне и присно, вовеки и прочее…

Автор на Лито.

МузЭй: ваши любимые стихи

главная