13:52 

Киплинг - Гиены

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Перевод: К.Симонов

Когда похоронный патруль уйдёт
И коршуны улетят,
Приходит о мёртвом взять отчёт
Мудрых гиен отряд.

За что он умер и как он жил -
Это им все равно.
Добраться до мяса, костей и жил
Им надо, пока темно.

Война приготовила пир для них,
Где можно жрать без помех.
Из всех беззащитных тварей земных
Мертвец беззащитней всех.

Козёл бодает, воняет тля,
Ребёнок дает пинки.
Но бедный мёртвый солдат короля
Не может поднять руки.

Гиены вонзают в песок клыки,
И чавкают, и рычат.
И вот уж солдатские башмаки
Навстречу луне торчат.

Вот он и вышел на свет, солдат,-
Ни друзей, никого.
Одни гиеньи глаза глядят
В пустые зрачки его.

Гиены и трусов, и храбрецов
Жуют без лишних затей,
Но они не пятнают имен мертвецов:
Это - дело людей.

14:15 

Мария Махова "говори"

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Она слышит тебя, говори, говори.
Она – каменный лев всех пустынь и любых территорий.
Что у камня внутри?.. Только камень у камня внутри.
Лев срывается с места и прыгает в море.
Чёрное небо накроет его, как плед.
Чёрное море смыкает над ним очи.
Что у моря внутри?.. В его сердце – каменный лев
всех одиночеств.

Там, за этой чертой, полосой, поделённой на две,
где кричат: твоя очередь, зверь, не тяни, прыгай в пламя,
лев не прыгнет в кольцо, потому что он больше не зверь,
он спрессованное молчание,
серый камень.

Говори, говори! Перекрой эти трубы и медь,
этот бред, этот страх, эту брань и горящие кольца,
лев услышит тебя, он вчера был готов умереть,
а сегодня он вышел на берег и смотрит на солнце.

Говори, не молчи, высыхают сады и ручьи,
выгорают последние дни, сокращаются сроки,
мы на грани, мы смотрим на пламя, мы больше ничьи,
пролистай, перечти, отмотай эти старые плёнки,

нарисуй этот берег и всё, что за ним, и ещё
расплети этот узел, придумай другую развязку,
чтобы ком этот в горле растаял, распался, ушёл,
чтоб пропал этот смог, этот мрак, этот ток, эта тряска…

Она слышит тебя, не молчи, говори, говори.
Только нем горизонт, безответен, беззвучен, безнотен…
Голоса всей земли переходят то в шёпот, то в крик.
Лев плывёт по волне,
лев плывёт по волне,
он свободен.

ЖЖ

12:30 

Виктор Ёж "Поговори со мною, милый"

gold-a
Грести надо, голубчик, - работать. Иначе утонешь.
Поговори со мною, милый,… Как «о чём»?
Есть сотни тем и никаких запретов…
Давай о том, как вьётся над плечом
Дымок твоей вонючей сигареты?

Или о том, как я всю ночь ждала
(Святое же – корпоративы мужа).
Пришёл под утро, буркнул: «Как дела?»,
И спать улёгся, так и не дослушав.

Ещё о том, как я люблю цветы!!!
Купить букет… ну что бывает проще?
Или, скажи мне, сколько лет уж ты
По-хамски называешь маму тёщей?

Литература?... С ходу… Сын – лентяй!
Ему за четверть двойка на повестке..
А кто ему твердил, что Пьер – слюнтяй?
И что из всех ЛГ мужик – лишь Ржевский…

О чём ещё?... Ну можно о кино…
Не ходим никуда – сидим как в колбе.
А говорят, что там дывным-давно
Какое-то три Д и что-то Долби

Да… есть ТиВи, но есть ли в этом прок?
За пульт бороться очень я устала.
Зато (зачем-то) знаю назубок
Всех игроков футбольного финала.

Ну а ремонт?... Ему конца же нет…
Зачем в него залезли мы с тобою?
Уже три года стелется паркет…
Уже три года клеятся обои…

Поговори со мною, милый,… Как «зачем»?
На сердце – слякоть, за окошком – осень…
Есть сотни тем,… поверь мне,… сотни тем…
А я пока раскрыла только восемь…

(с)

03:44 

Вера Сухомлин - Мне не страшно

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Мне не страшно, что я всего лишь твое ребро.
Мне не страшно построить трон, возвести на трон.
По привычке на крышке сердца пишу «не тронь»,
Чтоб никто не касался клавиш.

Я же рвусь к тебе, как в той песне у «Мумий Тролль» –
Караванами, пароходами, всем нутром…
Я боюсь: мы однажды столкнемся с тобой в метро –
Только ты не узнаешь меня. Ты меня не узнаешь.

Нет, не страшно не рядом, ведь ты же невдалеке.
Я могу ощущать тебя, приходя к реке,
Я могу танцевать с тобою в моей строке
И молчать на одном языке, что всего дороже.
Ни ствола на виске, ни кинжала на волоске
Не боюсь. Я боюсь прикоснуться к твоей руке.
Я боюсь прикоснуться однажды к твоей руке –
И не встретить дрожи.

(И понять, что мы – не. Но одно. Не одно и то же).

Потому что тогда – для чего это все? Кому?
Кто вернет мне огонь, кто откроет мою тюрьму?
Что случится со мною, когда я тебя обниму?
И когда позовет звезда, кто пойдет за нею?

Мне не страшно перед тобою стереть весь грим.
Но о нас не напишет Грин, не напишут Гримм,
А мой собственный голос теперь может только скрим,
Но в такой тесситуре я петь о тебе не смею

И молчу. Что не дать рукам – отдаю перу.
Я не очень-то важный гость на твоем пиру.
Бесприютный, безвольный лист на твоем ветру,
Не боясь высоты, я боюсь подниматься выше...

Я боюсь не того, что мы, вспыхнув, перегорим.
Засмотревшись на небо, сорвемся с отвесной крыши.

Нет. Мне страшно, что мы однажды поговорим.
Только ты не услышишь меня. Ты меня не услышишь.


Страница автора на Стихире.

07:08 

Вислава Шимборска - Наиболее важен в трагедии акт шестой...

Arme
унция совы
Наиболее важен в трагедии акт шестой:
воскресение из мертвых венчает убийства на сцене,
поправляют парики, тряпки,
вырывают нож из груди,
снимают петлю с шеи,
живые и мертвые вместе выходят к публике.

Белеет ладонь на пронзенном сердце.
Жертва блаженно уставилась на палача.
Жизнерадостно кланяется самоубийца.
Отвешивает поклоны отрубленная голова.

Попрана вечность носком королевского башмачка.
Развеяны выводы полями шляпы.
Непоправима решимость завтра начать все сначала.

Мысль, что за кулисами они терпеливо ждали,
не снимая костюма, не смывая грима,
трогает меня больше, чем тирады трагедии.

Но поистине вдохновляет падение занавеса
и то, что видно в узком просвете:
вот одна рука потянулась к брошенному цветку,
вот другая поднимает выпавший меч.

И тогда уже третья, невидимая,
выполняет свою повинность
стискивает мне горло.

(пер. В. Коркия)

19:25 

"ТЕНЬ" Мария Буркова

Kaiser Reinhard
А на борту нарисован крест...// Делай и не умирай// А выход был, вы просто не заметили
TO SERVE AND PROTEKT!
надпись на патрульной машине
американской полиции


На морде электровоза
Полосы набекрень.
Совсем обнаглели звёзды,
В ночь превратили день.

На рельсах остались блики,
А ветру на всё плевать.
А сверху кто-то великий
Устал уже поспевать.

Заплыли по небу тучи –
Ни солнца, ни звёзд, ни луны.
А сверху кто-то могучий
Вцепился клешнёй в наши сны.

А мы на перроне топтались
И слышали это спиной.
Сквозь зубы по-русски ругались,
Планируя смыться домой.

А знавший не торопился –
Ведь каша и дома всё та ж.
И кто-то за нас вступился,
В небесный взлетя бельэтаж.

Оставшись здесь, на перроне,
Разборки он там наводил,
И ведали только вороны,
Зачем он так долго курил.

И всех отпустил же тот коготь,
Что душу всем скрёб исподволь.
А парню далёко до бога,
Он спрятать пытается боль.

Молчит, улыбается, шутит,
Мол, что-то хреново ему.
И все позабыли минуты,
Когда вдруг почуяли Тьму.

И парню захочется пива,
Залить одиночества рок.
А мир всё такой же спесивый,
И поезд идёт на восток.

19:05 

Федерико Гарсия Лорка

ussur
Март улетит,
не оставив следа.

Но январь в небесах навсегда.

Январь -
это звезд вековая метель.

А март - мимолетная тень.

Январь.
В моих старых, как небо, зрачках.

Март.
В моих свежих руках.

10:58 

Вислава Шимборска О смерти без почтения

camaron
Не понимает шуток,
не смыслит в звездах,
в ткачестве, пахоте, рудах,
в строительстве кораблей и мостов.

В разговоры о планах на завтра
вставляет последнее слово
не на тему.

И не владеет толком
своим ремеслом:
ни могилу выкопать,
ни гроб сколотить,
ни убрать за собой.

Занимается умерщвлением,
но совершенно бездарно,
без системы и сноровки,
словно на каждом из нас обучается.

Триумфы триумфами,
но сколько поражений,
неточных ударов,
повторных попыток!

Ей иногда не хватает силы
сбить муху в полете.
Не одной гусенице
дала себя обогнать.

А всевозможные клубни, усы,
плавники, трахеи, стручки,
весенние перья и зимний мех
свидетельствуют о пробелах
в ее канительной работе.

Злой ее воли недостаточно,
наших войн и переворотов, как всегда,
слишком мало.

Сердечки постукивают под скорлупками,
крепнут скелеты младенцев,
ростки вытягиваются до первых листочков
и до высоких деревьев на горизонте.

Кто утверждает, что смерть всемогуща, –
живое подтверждение
собственной неправоты.

Любая жизнь
каждую минуту смертна.

Но смерть
к этой минуте всегда опаздывает.
И напрасно дергает ручку
невидимой двери.

Кто сколько успел,
того уж отнять не сможет.

20:06 

Линор Горалик . Как в норе лежали они с волчком

ussur
Как в норе лежали они с волчком, -
зайчик на боку, а волчок ничком, -
а над небом звездочка восходила.
Зайчик гладил волчка, говорил: "Пора",
а волчок бурчал, - мол, пойдем с утра, -
словно это была игра,
словно ничего не происходило, -
словно вовсе звездочка не всходила.

Им пора бы вставать, собирать дары -
и брести чащобами декабря,
и ронять короны в его снега,
слепнуть от пурги и жевать цингу,
и нести свои души к иным берегам,
по ночам вмерзая друг в друга
(так бы здесь Иордан вмерзал в берега),
укрываться снегом и пить снега, -
потому лишь, что это происходило:
потому что над небом звездочка восходила.

Но они всё лежали, к бочку бочок:
зайчик бодрствовал, крепко спал волчок,
и над сном его звездочка восходила, -
и во сне его мучила, изводила, -
и во сне к себе уводила:
шел волчок пешком, зайчик спал верхом
и во сне обо всем говорил с волчком:
"Се," - говорил он, - "и адских нор глубина
рядом с тобой не пугает меня.
И на что мне Его дары,
когда здесь, в норе,
я лежу меж твоих ушей?
И на что мне заботиться о душе?
Меж твоих зубов нет бессмертней моей души.»

Так они лежали, и их короны лежали,
и они прядали ушами, надеялись и не дышали,
никуда не шли, ничего не несли, никого не провозглашали
и мечтали, чтоб время не проходило,
чтобы ничего не происходило, -
но над небом звездочка восходила.

Но проклятая звездочка восходила.

20:04 

Георгий Иванов - Зеркала

ussur
Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.

Я верю не в непобедимость зла,
А только в неизбежность пораженья.

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,
А в пепел, что остался от сожженья.

2

Игра судьбы. Игра добра и зла.
Игра ума. Игра воображенья.
«Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья...»

Мне говорят — ты выиграл игру!
Но все равно. Я больше не играю.
Допустим, как поэт я не умру,
Зато как человек я умираю.

20:03 

Юнна Мориц. Велосипед

ussur
Велосипед, летящий в листопад
На крыльях красных, золотых и синих
В краю, где климат – не для апельсинов,
А снег и лёд – для ледорубов и лопат,
Ты – птица райская в аду кровобензинов,
Ты – упоительной свободы кровный брат.

Катись, прекрасный, – чтобы вечно быть вдали,
Сверкая спицами, дающими ответ
На – где же, где же (тут стоял!) велосипед,
Который мы давным-давно изобрели?..
Да там он, там он, в солнечной пыли,
И отовсюду виден на просвет.

Велосипед, летящий в листопад,
Где семицветный ветер конопат
От пыли солнечной небесного разброса, –
Листай дорогу!.. Мы в твои колёса
Поэтски вписаны, и вся цена вопроса –
Не впасть в засоса чёрного квадрат,
Над пьяным пламенем листвы летя с откоса.

20:02 

Гейдар Джемаль. Смерть - веселая улыбка

ussur
* * *
Смерть - веселая улыбка
Только танец
только танец
Ах, как весело и зыбко
Наводить на кость румянец
Счастья полная планета
Только танец
только танец
Эй, прорвемся без билета
В хороводы нежных пьяниц
Я душой цветок без стебля
Только танец
только танец
Прочь безносого констебля!
Выше череп,
оборванец!

1972-73

10:24 

Владимир Алейников "Когда в провинции болеют тополя"

camaron
***
Когда в провинции болеют тополя,
И свет погас, и форточку открыли,
Я буду жить, где провода в полях
И ласточек надломленные крылья,
Я буду жить в провинции, где март,
Где в колее надломленные льдинки
Слегка звенят, но, если и звенят,
Им вторит только облачко над рынком,
Где воробьи и сторожихи спят,
И старые стихи мои мольбою
В том самом старом домике звучат,
Где голуби приклеены к обоям,
Я буду жить, пока растает снег,
Пока стихи не дочитают тихо,
Пока живут и плачутся во сне
Усталые, большие сторожихи,
Пока обледенели провода,
Пока друзья живут, и нет любимой,
Пока не тает в мартовских садах
Тот неизменный, потаённый иней,
Покуда жилки тлеют на висках,
Покуда небо не сравнить с землёю,
Покуда грусть в протянутых руках
Не подарить – я ничего не стою,
Я буду жить, пока живёт земля,
Где свет погас, и форточку открыли,
Когда в провинции болеют тополя
И ласточек надломленные крылья.

12:34 

Давид Самойлов - Слова

camaron
Красиво падала листва,
Красиво плыли пароходы,
Стояли ясные погоды,
И праздничные торжества
Справлял сентябрь первоначальный,
Задумчивый, но не печальный.

И понял я, что в мире нет
Затёртых слов или явлений.
Их существо до самых недр
Взрывает потрясённый гений.
И ветер необыкновенный,
Когда он ветер, а не ветр.

Люблю обычные слова,
Как неизведанные страны.
Они понятны лишь сперва,
Потом значенья их туманны.
Их протирают, как стекло,
И в этом наше ремесло.

16:34 

Елена Шварц Воспоминание о странном угощении

camaron
Я отведала однажды
молока моей подруги
молока моей сестры –
не для утоленья жажды
а для вольности души.
Она выжала из груди
левой в чашку молоко
и оно в простой посуде
пело, пенилось легко.
Оно пахло чем-то птичьим,
чем-то волчьим и овечьим,
больше вечным, чем путь Млечный,
было теплым и густым.
Так когда-то дочь в пустыне
старика-отца поила,
став и матерью ему,
силой этой благостыни
в колыбель гроб превратила,
белизной прогнала тьму.
Из протока возле сердца
напоила ты меня –
не вампир я – ой ли – ужас –
оно пенилось, звеня,
сладким, теплым, вечным, мягким,
время в угол, вспять тесня.

16:31 

Елена Шварц "Поминальная свеча"

camaron
Я так люблю огонь,
Что я его целую,
Тянусь к нему рукой
И мою в нем лицо,
Раз духи нежные
Живут в нем, как в бутоне,
И тонких сил
Вокруг него кольцо.
Ведь это дом их,
Скорлупа, отрада,
А все другое
Слишком грубо им.

Я челку подожгла,
Ресницы опалила,
Мне показалось – ты
Трепещешь там в огне.
Ты хочешь, может быть,
Шепнуть словцо мне светом,
Трепещет огонек,
Но только тьма во мне.

16:29 

Елена Шварц "Как эта улица зовется..."

camaron
***
Как эта улица зовется — ты на дощечке прочитай,
А для меня ее названье — мой рай, потерянный мой рай.
Как этот город весь зовется — ты у прохожего узнай.
А для мeня его названье — мой рай, потерянный мой рай.
И потому что он потерян – его сады цветут еще,
И сердце бьется, сердце рвется счастливым пойманным лещом.
Там крысы черные сновали в кустах над светлою рекой –
Они допущены, им можно, ничто не портит рай земной.
Ты излучал сиянье даже заботливо мне говоря,
Что если пиво пьешь, то надо стакана подсолить края
Какое это было время - пойду взгляну в календари,
Ты как халат, тебя одели, Бог над тобою и внутри,
Ты ломок, тонок, ты крошишься фарфоровою чашкой – в ней
Просвечивает Бог, наверно. Мне это все видней, видней.
Он скорлупу твою земную проклевывает на глазах,
Ах, я взяла бы эту ношу, но я не внесена в реестр,
Пойдем же на проспект, посмотрим – как под дождем идет оркестр,
Как ливень теплый льется в зевы гремящих труб. Играя вниз.
C "Славянкой" падает с обрыва
Мой Парадиз.

15:22 

Елена Шварц "Выстрел"

camaron
C такою лёгкостью в теле проснулась —
Будто я вчера застрелилась
Вишневой косточкой…
Всё же косточка попала в цель
(хоть и не было там светло) —
В красную землю, лепестков метель
В благодатную занесло.
Она упала не в путь проезжий
И не на камне
И машет белыми руками
И цветью снежной
В самом деле (экое дело!)
В сердце что-то цвело и белело —
Сакура там расцвела.
Все — вплоть до самой малой кровинки, —
Замирая, дивились этой новинке.
Vita nuova болела,
Vita nuova бела.

04:30 

Геннадий Шпаликов "Бывает все на свете хорошо"

camaron
* * *
Бывает все на свете хорошо,-
В чем дело, сразу не поймешь,-
А просто летний дождь прошел,
Нормальный летний дождь.

Мелькнет в толпе знакомое лицо,
Веселые глаза,
А в них бежит Садовое кольцо,
А в них блестит Садовое кольцо,
И летняя гроза.

А я иду, шагаю по Москве,
И я пройти еще смогу
Соленый Тихий океан,
И тундру, и тайгу.

Над лодкой белый парус распущу,
Пока не знаю, с кем,
Но если я по дому загрущу,
Под снегом я фиалку отыщу
И вспомню о Москве.

08:57 

Вера Павлова "Они влюблены и счастливы."

camaron
* * *
Они влюблены и счастливы.

Он:
– Когда тебя нет,
мне кажется –
ты просто вышла
в соседнюю комнату.

Она:
– Когда ты выходишь
в соседнюю комнату,
мне кажется –
тебя больше нет.

МузЭй: ваши любимые стихи

главная