Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:34 

Алексей Дьяков "Глупый московский мальчик..."

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Глупый московский мальчик,
Не любящий вод и ветров,
Прячущийся подальше
В последний поезд метро…

Ты ведь не мог забыть?
На выходе, у турникета
Ночью обязана быть
Кошка кофейного цвета.

Она там всегда – ты знаешь.
Шагнув со ступеней на твердь,
Ты её приласкаешь,
Грамотно тронув шерсть.

Ваше общение примет
Взаимовыгодный вид:
Ты ей придумаешь имя.
Она тебя усыпит.

Ты ведь не хочешь наружу?
Снаружи, похоже – смерть.
А кошке ты, кажется, нужен.
Ей нужно кого-то греть.

Ты же счастливчик, слышишь!
За все: за зло и добро
Тебе презентована свыше
Кофейная кошка в метро.

И ты забудешь на время,
Что кошки идут к тому,
Кому ещё до рождения
Написано быть одному.

09:56 

Ольга Берггольц "Я уеду, я уеду..."

Каприфоль
— Я уеду, я уеду
по открытию воды!..
Не ищи меня по следу —
смоет беглые следы.
А за мною для начала
все мосты поразведут
и на пристанях-вокзалах
даже справок не дадут.

...Вспоминай мой легкий голос
голос песенки простой,
мой послушный мягкий волос
масти светло-золотой...

Но не спрашивай прохожих
о приметах — не поймут:
новой стану, непохожей,
не известной никому.
И когда вернусь иная,
возмужалой и простой.
поклонюсь — и не узнаешь,
кто здоровался с тобой.
Но внезапно затоскуешь,
спросишь, руку не отняв:
— Ты не знаешь ли такую,
разлюбившую меня?
— Да,— отвечу,— я встречала
эту женщину в пути.
Как она тогда скучала —
места не могла найти...
Не давала мне покою,
что-то путала, плела...
Чуждой власти над собою
эта женщина ждала.
Я давно рассталась с нею,
я жила совсем одна,
я судить ее не смею
и не знаю, где она.



1936

02:30 

Екатерина Боярских - Вещи

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Не расставаться.
Стало быть, разорвать.
Поволокут по лестнице вчетвером.
"Их провожала разбитая горем,
убитая богом кровать",–
скажут потом, когда опустеет дом.

Вещи двоились, чтобы не уходить,
набок ложились, чтобы не с молотка.
Эти не жить просились – разве что пережить
светлое время суток, яркие облака.

Эти хотели выдержать до зари,
просто держаться за руки до утра,
так и качались, будто болит внутри,
так и молчали, будто бы нет нутра.

Дышали ровно, держали, держали ряд,
только друг другу – прочему не нужны.
Сколько они просили у всех подряд
клея, гвоздей, и места, и тишины.

Несколько стёкол, стулья, картина – девятый вал
и двадцатый век нежности, квартира идёт ко дну.
Это не страшно – вынырнул… всё, пропал.
Прямо сейчас думает: "Я тону".

.дальше

Из публикации в журнале «Новый Берег» 2007, №18.

11:45 

Борис Пастернак - Степь

Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Как были те выходы в тишь хороши!
Безбрежная степь, как марина.
Вздыхает ковыль, шуршат мураши,
И плавает плач комариный.
Стога с облаками построились в цепь
И гаснут, вулкан на вулкане.
Примолкла и взмокла безбрежная степь,
Колеблет, относит, толкает.
Туман отовсюду нас морем обстиг,
В волчцах волочась за чулками,
И чудно нам степью, как взморьем, брести -
Колеблет, относит, толкает.
Не стог ли в тумане? Кто поймет?
Не наш ли омет? Доходим. - Он.
- Нашли! Он самый и есть. - Омет.
Туман и степь с четырех сторон.
И млечный путь стороной ведет
На керчь, как шлях, скотом пропылен.
Зайти за хаты, и дух займет:
Открыт, открыт с четырех сторон.
Туман снотворен, ковыль, как мед.
Ковыль всем млечным путем рассорен.
Туман разойдется, и ночь обоймет
Омет и степь с четырех сторон.
Тенистая полночь стоит у пути,
На шлях навалилась звездами,
И через дорогу за тын перейти
Нельзя, не топча мирозданья.
Когда еще звезды так низко росли,
И полночь в бурьян окунало,
Пылал и пугался намокший муслин,
Льнул, жался и жаждал финала?
Пусть степь нас рассудит и ночь разрешит,
Когда, когда не: - в начале
Плыл плач комариный, ползли мураши,
Волчцы по чулкам торчали?

Закрой их, любимая! Запорошит!
Вся степь - как до грехопаденья:
Вся - миром обьята, вся - как парашют,
Вся - дыбящееся виденье!

1917

16:48 

А.Блок Ее песни

kitty1103
"чтобы вас не пугала реальность попробуйте напугать ее первым"
Не в земной темнице душной
Я гублю.
Душу вверь ладье воздушной —
Кораблю.
Ты пойми душой послушной,
Что люблю.

Взор твой ясный к выси звездной
Обрати.
И в руке твой меч железный
Опусти.
Сердце с дрожью бесполезной
Укроти.
Вихри снежные над бездной
Закрути.

Рукавом моих метелей
Задушу.
Серебром моих веселий
Оглушу.
На воздушной карусели
Закружу.
Пряжей спутанной кудели
Обовью.
Легкой брагой снежных хмелей
Напою.
1907г

23:32 

Бахыт Кенжеев "Отложена дуэль. От переспелой вишни..."

Каприфоль
Отложена дуэль. От переспелой вишни
на пальцах алый сок. В ту пору без труда
ссужали время мне - но амба, годы вышли,
платить или бежать. Еще бы знать куда...

Долги мои, должки, убытки и протори
командировочные, справки, темный сон
о белом корабле на синем-синем море,
откуда сброшен я и в явь перенесен.

Там угловатый хрип, ограбленное лето -
и море ясное. И парусник белей
счетов, оплаченных такою же монетой,
что давний проигрыш моих учителей.

23:31 

Бахыт Кенжеев "Доживать, ни о чем не жалея..."

Каприфоль
Доживать, ни о чем не жалея,
даже если итогов (прости!)
кот наплакал. В дождливой аллее
лесопарка (две трети пути
миновало) спрягаешь глаголы
в идеальном прошедшем. Давно
в голове неуютно и голо,
о душе и подумать смешно.
Дым отечества, черен и сладок,
опьяняет московскую тьму.
Роща претерпевает упадок.
Вот и я покоряюсь ему.

Хорошо бы к такому началу
приписать благодушный конец,
например, о любви небывалой,
наслаждении верных сердец.
Или, скажем, о вечности. Я ли
не строчил скороспелых поэм
с непременной моралью в финале,
каруселью лирических тем!
Но увы, романтический дар мой
слишком высокомерен. Ценю
только вчуже подход лапидарный
к дешевизне земного меню.

Любомудры, глядящие кисло,
засыхает трава-лебеда.
Не просите у осени смысла -
пожалейте ее, господа.
Очевидно, другого подарка
сиротливая ищет душа,
по изгибам дурацкого парка
сердцевидной листвою шурша,
очевидно, и даже несложно,
но бормочет в ответ: "не отдам"
арендатор ее ненадежный,
непричастный небесным трудам.

05:39 

Тим Скоренко - Страсть

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Она снимает пальто (кашемир, Италия), оранжевое, как радостный апельсин,
Оно хорошо подчёркивает ей талию, за что модельеру, конечно же, гран мерси.
Он снимает пиджак, дорогой, с подстёжкою для ветреных ненастных осенних дней,
Она мелькает своими стройными ножками, вся истина кроется в вылаканном вине.
Она нагибается, он ей нагло любуется, она снимает туфли на каблуках,
Он — ботинки с мехом, слякоть на улице, так близко к её лодыжке его рука.
Она проходит в комнату и осматривается: нормально, ничего себе, хорошо.
Он иронично шутит, мол, все мы в матрице, выпьем ещё, тогда и начнётся шоу.
Зачем откладывать — она блузку расстёгивает, крестик цепляет пуговицу, вот, чёрт,
Он помогает. Запястье — кровоподтёками, муж, негодяй, ударил, теперь — не в счёт.
Она снимает блузку, красиво складывает, чтобы кружева не помялись, нельзя, ни-ни,
Он снимает галстук, смешной, салатовый, но модный такой в осенние эти дни.
Он снимает брюки и аккуратно так, по-домашнему, вешает их на стул.
Рубашка уже расстёгнута и распахнута, он предвкушает влажную темноту.
Она снимает юбку, такую узкую, что трудно понять, как в ней можно ходить,
Он сыт по горло пальто, юбками, блузками, и сердце бьётся в крепкой его груди.
Он снимает майку, такую белую, что можно ослепнуть, как слепнут порой в горах,
Она снимает бюстгалтер, сверкает тело и он рвётся к ней, как поезд на всех парах.
Они срывают то, что осталось — малое — и всё, они бросаются на постель,
Они как звери, страсть в порошок размалывает, рвётся, режется в матовой пустоте.
Они впадают в бешенство, в исступление, он рвётся вперёд и вверх, и вперёд, и вверх,
Она царапает спину ему: мгновение — всё глубже в каждом прячется человек.

Но это не самое главное. Это мелочи. Обычный секс, просто редкий и неплохой,
Особенно для таких, как они — стареющих, замужних и женатых, о боже мой.
О боже мой, ну что же не так, ответь же мне, я чувствую, что всё это не всерьёз,
Что всё это неискреннее, несвежее, прости меня за бессмысленный мой вопрос.
Они ведь так вдохновенны, любимы, ласковы... И он отвечает мне — да, конечно, страсть...

Всё дело в том, что они не снимают маски, вросшие так, что без кожи — не отодрать.

2008

23:26 

Лариса Миллер "Осенний дух листвой шуршит..."

Каприфоль
Осенний дух листвой шуршит,
Увещевает: “Брось,
Пускай судьбу твою решит
Счастливое авось.

Авось – отмычка, верный ключ,
Решенье всех задач…
По рукаву сползает луч…
Не мучь себя, не плачь.
Точнее слов в запасе нет
Про время и про путь,
Чем невесомые чуть свет ,
Авось, когда-нибудь …”

23:25 

Лариса Миллер "Живём, то бишь, спешим..."

Каприфоль
Живём, то бишь, спешим
Весной, зимой и летом…
А жизнь – она с приветом,
Причём весьма большим:
То далеко пошлёт,
То вусмерть зацелует,
То спит и в ус не дует
Холодная, как лёд,
Недвижная почти,
Мертвячка и ледышка,
И ты бормочешь: “Крышка!”,
Но это жизнь – учти.
Она ещё тебя
Огреет и ошпарит,
Ещё под дых ударит
И скажет, что любя.

14:15 

Анна Ривелотэ - * * * (Как хохотала бабушка моя...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Как хохотала бабушка моя
карминный рот и золотые зубы
прикрыв воротником опавшей шубы
и в волосах уснувшая змея
вдруг просыпалась, вскидывала брови
и уползала в гущу темной крови
по-стариковски деснами жуя
так долго хохот в голове дрожал
как колокол, как брошенный кинжал

пугливое, неловкое дитя
от ужаса как выхухоль кряхтя
напрасно билось в длинных рукавах
рейтузах, валенках, пальто, огромной шали
и лисьей шапке, вытертой на швах
стучало сердце
легкие дышали

зачем взрослеть, когда нас не спасут
и все равно наступит Страшный Суд?
зачем, когда любой из нас умрёт?
когда нас ждет схождение во ад?
я понял всё, я возвращаюсь к мами
роди меня, пожалуйста, назад
верни меня, пожалуйста, вперед
младенческими чистыми ногами
перевари меня, родное чрево
повесь обратно яблоком на древо
поверь
я буду несказанно рад

2009-06-03, ©

13:39 

"ЕЁ ДУША, КАК СВЕТ..." на стихи ВЛАДИМИРА НАБОКОВ

Ее душа, как свет необычайный,

как белый блеск за дивными дверьми,
меня влечет. Войди, художник тайный,
и кисть возьми.

Изобрази цветную вереницу
волшебных птиц, огнисто распиши
всю белую, безмолвную светлицу
ее души.

Возьми на кисть росинки с розы чайной
и красный сок раскрывшейся зари.
Войди, любовь, войди, художник тайный,
мечтай, твори.


музыка и исполнение Елены Миленски

21:53 

Булат Окуджава "Все глуше музыка души..."

Каприфоль
Все глуше музыка души,
все звонче музыка атаки.
Но ты об этом не спеши:
не обмануться бы во мраке,
что звонче музыка атаки,
что глуше музыка души.

Чем громче музыка атак,
тем слаще мед огней домашних,
и это было только так
в моих скитаниях вчерашних:
тем слаще мед огней домашних,
чем громче музыка атак.

Из глубины ушедших лет
еще вернее, чем когда-то --
чем громче музыка побед,
тем горше каждая утрата,
еще вернее, чем когда-то,
из глубины ушедших лет.

И это все у нас в крови,
хоть этому не обучали:
чем чище музыка любви,
тем громче музыка печали,
чем громче музыка печали,
тем выше музыка любви.

19:21 

Жак Превер "Королек"

Каприфоль
На платье молния меня сожгла дотла
и тело как гроза ударила в глаза
и озарилась полночь
и стала ночь светла
И платье на паркет скользнуло с плеч твоих
едва-едва шурша
не громче кожуры сбегающей с ножа
Как был он тих
стук легких пуговиц что зернышек нежней
Пурпурный
королек
огонь твоих грудей
он на моей
ладони линию судьбы опять прожег
Пурпурный
королек
Во мраке уголек



Перевод с французского Михаила Яснова

00:18 

Ф. Г. Лорка Я один.

Я один.
Пустота отлилась в изваянье.
Это конь. Грива пепельна. Площадь буграми.

Я один.
Полый оттиск, каверна, зиянье.
Виноградная шкурка в асбестовой рани.

Тонет в капле зрачка все земное сиянье.
Запевает петух - и запев долговечней гортани.


Я один.
Забываются, город, твои плотоядные трупы.
Глохнет гомон зевак - муравьями кишащие рты.

Мертвый цирк обмерзает, растут ледяные уступы,
Капители безжизненных щек. Я озноб пустоты.

Я один.
С этим полым конем, изваянием ветра.
Вестовой моей жизни, бессильной поднять якоря.

Я один.
Нет ни нового века, ни нового света.
Только синий мой конь и заря.

15:52 

Олег Ладыженский - Морок

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
На небесных манжетах звездные запонки
Как-то неуверенно, робко светят.
Стрелки часов переваливают за полночь,
Время привидений, влюбленных и ветра.

Стекла дребезжат от далеких трамваев
Струной, сорвавшейся с колков гитарных,
Тени оживают и, оживая,
Начинают делиться на молодых и старых.

Покосившийся стол обступают стены,
Через плечо заглядывают по-соседски.
Садитесь к столу, не стесняйтесь, тени,
Мы так давно с вами не беседовали.

Луна дробится стеклянными призмами,
За каждым стеклом огорожен уют свой,
А вы постоянны, как, впрочем, все призраки,
Которые приходят и остаются.

Мебель громоздится размытыми валунами,
Ветки деревьев на ветер ропщут,
Когда привыкаешь встречаться с тенями -
С людьми становится значительно проще.

Все.

15:12 

И.Северянин - Поэза странностей жизни...

kitty1103
"чтобы вас не пугала реальность попробуйте напугать ее первым"
Поэза странностей жизни
Встречаются, чтоб разлучаться...
Влюбляются, чтобы разлюбить...
Мне хочется расхохотаться,
И разрыдаться — и не жить!..

Клянутся, чтоб нарушить клятвы...
Мечтают, чтоб клянуть мечты...
О, скорбь тому, кому понятны
Все наслаждения тщеты!..

В деревне хочется столицы...
В столице хочется глуши...
И всюду человечьи лица
Без человеческой души...

Как часто красота уродна
И есть в уродстве красота...
Как часто низость благородна
И злы невинные уста.

Так как же не расхохотаться,
Не разрыдаться, как же жить,
Когда возможно расставаться,
Когда возможно разлюбить?!

Февраль 1916

11:29 

Расскажи мне о своих любимых не любимых числах

chip@
God put a smile upon my face
Расскажи мне о своих любимых не любимых числах

о своих рецидивах и одиночествах

о вечно отстающих стрелках на запястьях

о дорогих тебе именах-отчествах

о неземных счастьях и земных несчастьях

о каких-нибудь мелочах.. вроде забытых ключей

и потерянных телефонов

о серьёзных фильмах и дешевом порно

обо всех этих “неправильно набран номер”

или “вы не туда попали ”

о промокших в кармане marlboro

обо всех “извини, просто, наверное, не совпали”

о забытых паролях к ящикам сердцам и анкетам

о том, как зимой в этом городе мало света..

как сходятся люди и расходятся фазы

как становится легче от какой-нибудь глупой фразы

сказанной или даже брошенной между прочим

обо всех банальных “не любит не ждёт не хочет”

расскажи мне о скрытых смыслах. о всём, что важно

как бывает одновременно тепло и страшно

о своих самых безумных планах мечтах поступках

о нечаянно брошенных трубках

о всяких глупостях.. вроде там – сколько часов в сутках

и машин в пробках

о том как всё это на самом деле смешно и не нужно

расскажи мне.. я просто хочу тебя слушать

06:07 

Леопольд Эпштейн - "Грузинская элегия"

zhermen
Локапалы не пропадут. (с) Лапы в одну сторону, крылья - в другую, а ты сидишь с хвостом. (с)
Вчерашний день - как дерево в тумане, сегодняшний - как медяки в кармане, а завтрашний - как повесть без конца.
Чтоб подлечить разбитые сердца - езжайте в Грузию, смотрите Пиросмани. Пусть вспоминает вечная душа вкус шашлыка и запах "Мукузани", земных событий радостную суть - свечение быка, паренье лани, кутеж друзей без мысли об обмане и щедрой женщины тугую грудь.
И станет ясно - так же хороша жизнь, как была. Не надо ни гроша для счастья. Только стоит не спеша приглядываться пристально к предметам. Не жечь мостов. Не доверять приметам. Не торопиться видеть дно в стакане. Неграмотный художник Пиросмани так учит нас.
И правда только в этом.

02:15 

Андрей Гришаев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Разбитой осени теперь смешна цена.
Зачем она – туда не возвратиться,
Пережита и пролита, одна,
Покинута, уже не повторится.

Не повторится тёмный день, когда
Огромные, чернеющие капли
Стучали, и нечистая вода
По улице бежала.

Тебя тогда я принимал всерьёз,
И мне казалось – всё неповторимо:
Твоя улыбка на границе слёз
И осени ночная половина,

Когда мы оставались, наконец,
Вдвоём, и полумёртвые, лежали
Под грохот оглушительный сердец
И больше не себе принадлежали.

Теперь постой. И вот она, цена
Разбитой осени, простого расставанья:
Ты мне всё так же явственно видна
Сквозь эти неживые расстоянья.

Я не всерьёз об этом говорю,
Мне дождь напомнил. Всё же повторился
Дождливый день, вода – я повторю –
Бежит по улице…

2010.06.07

МузЭй: ваши любимые стихи

главная