Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:54 

Тикки Шельен "Белочка"

Великий кофейный гуру
Умру сегодня - Пуркуа па / Сперва - блядей... затем - попа.
В нашем лесу, в нашем лесу
Много уродов четвероногих.
Каждую пятницу пьяный барсук
Ищет дорогу в родную берлогу,

Даун-олень, запрокинув рога
С воем проносится через чащобу,
Типа, уйди, кому жизнь дорога! —
Но самый в эпическом смысле особый

Зверь в нашем лесу — это бе
ло
чка.

Много уродов в нашем лесу,
А белка средь них — исключительный гений.
Это она предложила лосю
Снять абстиненцию пачкой пельменей.

Странный звери живут на земле,
Но белка — зверек сверхъестественной силы.
Она проебала в своем же дупле
Пять килограммов грибов и мобилу.

Самый продвинутый зверь в лесу — это бе
ло
чка.

Всякое можно сказать о бобрах.
Редкостная раздолбайка синица.
Зайца из леса отправили нах,
Но с нашею белкой ничто не сравнится.

Рыженький хвостик, пушистый флажок,
Черные глазки блестят как агаты.
Вот она скачет с пенька на пенек —
Бац! — промелькнула и скрылась куда-то.

Боже, храни нас от страшного зверя — от бе
ло
чки.

11:31 

Дмитрий Мухачёв

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Учебники английского мусоля,
Обедая картофелем без соли,
Я жил лентяем в пасмурных местах,
Где астры пахли, рельсы изгибались,
А девушки на скорость раздевались
И я, закрыв глаза, считал до ста.

Там мельницы богов мололи долго.
Все патрули своим считали долгом
Проверить мой помятый аусвайс.
Работодатель — сволочь из колхоза —
Вытаскивал из пальчика занозу
И насыпал мне в руку мелкий прайс.

Я выходил на улицу, к киоскам,
Машинам, клёнам, платьицам неброским,
Я размышлял о чём-то и вздыхал
О брошенных и бросивших подругах.
Лилось из окон пенье Миши Круга.
Я шёл домой — невротик и нахал.

Так проходили нудные недели.
В мечтах герой, смешной дурак на деле
По городу, ссутулившись, бродил.
Считал ворон, рассматривал рекламы,
Завидовал друзьям, живущим с мамой
И был один, всё время был один.

Хвала тому, кто жил во зле и мраке,
Кто видел поножовщины и драки,
Кто всё познал, кто получил урок.
Тому, кто оживлял в потёмках слово,
От времени сурового, больного
Кто прятался, но спрятаться не смог.


* * *
Улица у вокзала, частный сектор, дома-конурки.
Привычным фоном трогательный многоэтажный мат.
Невысокое здание с облупившейся штукатуркой.
Это — военкомат.
Холодные вёсны в нескучной стране.
В паспортах у нас — много букв и цифр.
Какой-то остряк на военкоматной стене
Нарисовал пацифик.
Шеренга подростков в трусах по всему коридору.
Визгливые голоса. Содержательные разговоры.

Линии судеб без пунктиров, разрывов, пробелов:
этот — откинется, по синему делу догнавшись белым,
тот на мебельной фирме будет всю жизнь столяр,
а ещё один посчитает, что наш город его недостоин,
уедет за длинным рублём,
и все забудут о нём.
На небесах лучше знают, кого, зачем и куда,
Нам остаётся смотреть, как горит огонь и течёт вода.
А пока — к психиатру, потом к окулисту.
Без возражений, бодро и по возможности быстро.

Публикация.

14:26 

Асадов - * * * (Да, Вы со мною были не честны...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Да, Вы со мною были не честны.
Вы предали меня, и может статься,
Не стоило бы вовсе разбираться,
Нужны Вы мне иль больше не нужны.

Но Вы с душой нечистою своей
Всего скорее даже не увидели,
Что вслед за мною не за что обидели
Совсем для Вас неведомых людей.

Всех тех, кому я после встречи с Вами,
Как, может быть, они и хороши
Отвечу не сердечными словами,
А горьким недоверием души.

10:24 

Игорь Караулов - Треш

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Что у меня, что у меня в ушах?
Будто кто-то взял и забил травой.
Это не бойся, это подземных шахт
вентиляционный вой.
Что асфальт крокодильей встаёт спиной,
зубья режутся из земли?
А ты бочком-бочком, ты держись за мной –
так уж снято, лучшего не смогли.
Это не то, это плохое кино,
низкопробное – его не смотри – оно
снято на деньги банд
через офшорный банк.
В таком не станет играть Де Ниро,
хоть режь его, хочешь ешь.
Только страны третьего мира
смотрят весь этот трэш.
Только страны второго сорта,
чёрные города,
шлюхи, мутанты, жертвы аборта,
Прага и Будапешт
бдят, галдят, загребают фишки,
а ты не смотри туда.
Пройди на цыпочках, без одышки,
не отворяя вежд.
И это я тебе уши забил травой,
тебя привязал к трубе.
Ты только поэтому всё живой,
плывёшь себе к пункту Б.
Железной яхты неспешен ход.
Не пробуй масло, не слушай мёд.

©

18:30 

Юнна Мориц. Абракадабра

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
С мармеладом в бороде
К своему папаше
Плыл медведь в сковороде
По кудрявой каше.

Над землей арбуз летит.
Он чирикает, свистит:
"Я горчица, я лимон,
Я закрылся на ремонт.

Я - тирьям-тирьям - коляски,
Две усатых свистопляски".
Босиком, гурьбой, бегом
Ловит ветер сапогом.

По реке бежит буфет,
В нем лежит большой секрет.
Он снимается в кино, -
Всем понравится оно!

16:37 

Иосиф Бродский - Дебют

не просто так
Если однажды тебе станет грустно и тоскливо, вспомни, что когда-то ты оказался самым быстрым сперматозоидом
1

Сдав все экзамены, она
к себе в субботу пригласила друга;
был вечер, и закупорена туго
была бутылка красного вина.

А воскресенье началось с дождя;
и гость, на цыпочках прокравшись между
скрипучих стульев, снял свою одежду
с непрочно в стену вбитого гвоздя.

Она достала чашку со стола
и выплеснула в рот остатки чая.
Квартира в этот час еще спала.
Она лежала в ванне, ощущая

всей кожей облупившееся дно,
и пустота, благоухая мылом,
ползла в нее, через еще одно
отверстие, знакомящее с миром.

2

Дверь тихо притворившая рука
была - он вздрогнул - выпачкана; пряча
ее в карман, он услыхал, как сдача
с вина плеснула в недрах пиджака.

Проспект был пуст. Из водосточных труб
лилась вода, сметавшая окурки.
Он вспомнил гвоздь и струйку штукатурки,
и почему-то вдруг с набрякших губ

сорвалось слово (Боже упаси
от всякого его запечатленья),
и если б тут не подошло такси,
остолбенел бы он от изумленья.

Он раздевался в комнате своей,
не глядя на припахивавший потом
ключ, подходящий к множеству дверей,
ошеломленный первым оборотом.

1970

11:36 

Иван Раина - * * * (Настала пора убираться на периферию...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Настала пора убираться на периферию,
Катиться к чертям в свою тихую периферию,
Поняв и поверив, что кончены и повторимы —
Как запахи, шорохи, тайны, молитвы и рифмы.

Вахтеру — ключи, расписаться в журнале ухода,
Застыть у дверей — не оставил ли свет и перчатки.
На улице ночь, ах, на улице нынче — погода!
И некуда больше спешить — предстоит отучаться.

Пора отмываться от нечисти рукопожатий,
Объятий и губ, становиться ничьим и стерильным,
От крови и денег, от слов, что внутри копошатся,
От слёз, что внутри, от пощёчин — на периферию.

А знаешь, ведь правда — уже ничего не случится.
Уже ничего не случится, не спорь и не ври мне,
Теперь — разбредаться, лечиться, учиться — всё чисто!
Мне, яблоку, падать и падать — на периферию.

Повесить медаль, облизнуться и утереться,
Спустить паруса и знамёна, а после — надраться.
И больше не ждать революций и интервенций.
Теперь — дискотека, а значит, пора убираться.

На периферии согреться у газа и смело
Забраться в кровать, окунуться в безбрежную память,
Увязнуть в зиме, но, дожив до последнего снега,
Смеяться, ловить его горлом и трогать руками...

©

00:47 

Наум Коржавин "Памяти Герцена"

Великий кофейный гуру
Умру сегодня - Пуркуа па / Сперва - блядей... затем - попа.
ПАМЯТИ ГЕРЦЕНА , ИЛИ

БАЛЛАДА ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ НЕДОСЫПЕ

(Жестокий романс по одноименному произведению В.И.Ленина)

Любовь к Добру разбередила сердце им,
А Герцен спал, не ведая про зло...
Но декабристы разбудили Герцена.
Он недоспал. Отсюда все пошло.
И, ошалев от их поступка дерзкого,
Он поднял страшный на весь мир трезвон.
Чем разбудил случайно Чернышевского,
Не зная сам, что этим сделал он.
А тот со сна, имея нервы слабые,
Стал к топору Россию призывать,
Чем потревожил крепкий сон Желябова,
А тот Перовской не дал всласть поспать.
И захотелось тут же с кем-то драться им,
Идти в народ и не страшиться дыб.
Так началась в России конспирация:
Большое дело - долгий недосып.
Был царь убит, но мир не зажил заново.
Желябов пал, уснул несладким сном.
Но перед этим побудил Плеханова,
Чтоб тот пошел совсем другим путем.
Все обойтись могло с теченьем времени.
В порядок мог втянуться русский быт...
Какая сука разбудила Ленина?
Кому мешало, что ребенок спит?
На тот вопрос ответа нету точного.
Который год мы ищем зря его...
Три составные части - три источника
Не проясняют здесь нам ничего.
Да он и сам не знал, пожалуй, этого,
Хоть мести в нем запас не иссякал.
Хоть тот вопрос научно он исследовал,
Лет пятьдесят виновного искал.
То в "Бунде", то в кадетах... Не найдутся ли
Хоть там следы. И в неудаче зол,
Он сразу всем устроил революцию,
Чтоб ни один от кары не ушел.
И с песней шли к Голгофам под знаменами
Отцы за ним, - как в сладкое житье...
Пусть нам простятся морды полусонные,
Мы дети тех, кто недоспал свое.
Мы спать хотим... И никуда не деться нам
От жажды сна и жажды всех судить...
Ах, декабристы!.. Не будите Герцена!..
Нельзя в России никого будить!!!

03:47 

Ольга Гессен - * * * (Ночью, перед рассветом выставишь себя на балкон...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Ночью, перед рассветом выставишь себя на балкон,
не в мехах, а в халате, коленки обнажены,
снег распластан внизу, как пролитое молоко,
наверху облака сгрудились у луны.

Сбросишь пепел в сугроб, закроешь балконную дверь,
в голове подозрительная пустота,
успокойся, дело житейское, ты теперь
будешь жить за пазухой у Христа.

Захочет погладить по голове — ну пусть,
разреши и кофе в постель подать,
запомни: так выглядит благодать,
не можешь поверить — выучи наизусть.

А когда пообвыкнешь, то, выйдя опять курить,
дым последний высмаливая из груди,
догадайся поднять башку и поблагодарить.
И колени прикрой, не лето стоит, поди.

15:44 

Музыка - Туркин, Владимир

Der Wolfsmann
Психоанализ: После него понимаешь себя не лучше, но зато уже знаешь почему. © Вернер Мич
Музыковеды пусть меня простят
За то, что я, вторгаясь в их владенья,
Не подкрепляю личные сужденья
Авторитетом ссылок и цитат.

Я слушал Баха.
И не где-нибудь!—
В концертном зале Домского собора...
Да, да, в том самом зале, о котором
Наслышан мир: хотя б глазком взглянуть...

Весь этот храм—величья торжество,
Таинственность пугающего склепа,
Они твое лицо возводят к небу
И делают молитвенным его.

И тишина окутывает вас.
Уже закрыты медленные двери,
Две тысячи неверующих глаз
Как-будто жаждут приобщенья к вере.

Глубинный голос подает орган.
И входит Бах.
Как бог.
Как дух былинный.
И музыки бесформенную глину
Обрушивает к собственным ногам.

Ей до верхов наполнен весь собор...
Могучие обвалы мощных звуков
Напоминают: мир рождался в муках,
И стон его мы слышим до сих пор.

И вот уже я вижу, как сперва
Два-три удара на ладонях взвесив,
Великий Бах всю эту массу месит,
По локоть засучивши рукава.

Стоит он—чуждый всем людским недугам—
Под каждым взмахом оголенных рук—
Не бог,
А мастер над гончарным кругом,
С земной орбиты снявший этот круг.

Господь не подвергал себя лишеньям.
Но Бах—не бог.
И, может, потому
Он лучше знает:
Мир—несовершенен.

...О, как придать гармонию ему?!

14:09 

Геннадий Русаков

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *
Без нас решат литературоведы,
кому куда, когда и кто есть ху...
И наши бестолковые победы
окажутся, как прежде, на слуху.
Вон стали разновидностью наркоза,
но облегчают лишь от сих до сих
Набокова прозекторская проза
и Бродского патрицианский стих.
Простого хочется! Простого, словно время
в его раскладе возрастных полос.
Простого — чтобы вместе и со всеми,
чтоб сердце над строкой оборвалось.
Чтоб не уму, а непременно чувству,
чтоб слово не ходило королём,
учило состраданью, не искусству,
само себя разглядывая в нём.
Чтоб не казались так уныло голы,
косясь на отгремевшее “вчера”,
и катехизис петербургской школы,
и строфики голштинская муштра.


* * *
Ты вернёшься из долгой отлучки,
а в дому так отрадны полы!
И дверные прохладные ручки,
и гардины венчально белы.

Скинешь платье — и, ёжась, босою,
с щекотаньем волос на плечах,
пробежишь световой полосою,
чтобы к душу, где тюбик зачах.

И, следя за кружением слива,
будешь думать, плескаясь водой:
— Ну и что, если вправду красива?
Полюблю и умру молодой. —

И ликующе глянешь из дома,
протирая в окошке стекло,
за поля, на смещенье объёма,
на горячее в солнце село.

©

01:05 

В.Певзнер - Датский романс

Великий кофейный гуру
Умру сегодня - Пуркуа па / Сперва - блядей... затем - попа.
мой уторченый брат, безлошадный арбатский ажан,
поезжай в города где тебя никогда не видали,
на байсикле с мотором всегда не хватает педали,
ну а что до медалей - они для других горожан.

поезжай в города где шикует беспечная мышь,
где на каждый кабак полагается три вышибалы.
это все же получше чем северный призрак шамбалы
или жалкие жадные жабры готических крыш.

день прошел и ушел, и оставил мороз и вопрос.
между тем на стриту начинается утренний кросс,
просыпается синь, заслоняя собой потолок,
и по датскому миру татарский проносится слог.

в бакалее гуляет дежурный сквозняк межсезонья,
в этих лицах с утра обнажается нечто бизонье,
и звучит в подворотне пещерный кощунственный хохот,
и на жало походит курносый читательский хобот.

и приходят вечерние люди в потертых пальто,
говорят о метро, и лито, и картинах вато,
и ругают того, кто давно превращен в вечный дым,
и смеются со звуком смычка, узнающим лады.

и приходят вечерние люди и с ними один -
стародавний приятель со шляпой "а ля аладин ".
по утрам он жует в этажерке свой сонный эклер,
наблюдая толпу из-за синих от пыли шпалер.

он уже полюбил окружающий приcтальный страх,
он уже не живет обманувшись на чем-то опальном,
в этом городе строятся узкие кухни и спальни
для таких же как он, похороненных заживо птах.

в этом городе пахнет весенней мышиной возней,
этот город по горло заляпан бесцветной мазней,
ну а ты со своею гордыней - другого полета,
упорхнул как страница из плена и сна переплета!

ну а ты потерял уже все чтобы петь просто так,
без наследства без смысла, а только за харч и копейку .
надоест - не беда, приземлись отдохнуть на скамейку ,
подобрав рядом с урной оброненный кем-то пятак.

или вскинь воротник долгополого гроба - пальто,
бесполезную шляпу надвинь и бегом из палаты,
не забыв про очки, накупи ослепительной ваты -
чтобы слышать далекое море спускаясь в метро....

и столкнувшись лицом с длинногривым хипующим львом,
помаши извинительно куполом фетровой крыши.
и спроси прикурить у какого-то встречного Гриши
на вопрос о часах театрально взмахнув рукавом.

на углу обожди, уступив сиволапой семейке
свое право на жизнь в глаукоме больничного льда.
не греша против сна посиди на курносой скамейке
наблюдая орущих детей и простуженных дам.

скажем эта уже а вон та еще хочет и ищет
но едва ли найдет ибо судя по линии рта
безнадежно скупа экономит на спичках и пище
и не спит по ночам бесконечно считая до ста...

раз два три четыре...

(Приблиз. 1982)

13:55 

Александр Архангельский "Мы - Индустриальчики"

Der Wolfsmann
Психоанализ: После него понимаешь себя не лучше, но зато уже знаешь почему. © Вернер Мич
Дорогие деточки,
Тише, не кричать!
Планчик пятилеточки
Будем изучать.
Точечки, кружочечки,
Как звездочки, горят.
Стальные молоточечки
На строечках стучат.
Вагончик за вагончиком
По рельсикам бежит,
С железом и бетончиком
К заводикам спешит.
Работают в три сменочки
И тут, и тут, и тут.
Домночки, мартеночки.
Комбайнчики растут.
Мы девочки, мы мальчики,
Мы все инженера.
Мы все индустриальчики.
Ура! Ура! Ура!

11:36 

ingadar "Выживать не научилась"

Травница Аль
Выживать не научилась. Держаться – пожалуй, да –
за свою оскомину на берегах земли.
Час после работы – на придуманные города.
…И готовить еду – и, ежли желают, глинт.
И не очень-то доверять приложеньям рук:
за людским «люблю» в три слоя – таких хвороб...
И варить утром кофе – тем, кто сплетничает на круг:
да ей бы критика… мужика… хоть опорный столб,
чтобы быть ей такой-сякой, а главное – чьей.
Не раскланяться ж: я в другую сторону – извини.
…А земля год от года прочнее, но все звончей:
вроде бы и держит, а стоит шагнуть – звенит.

До весны две недели. Девять жизней до вопля «пли!».
И подспудным «дожить бы» гремят поезда на юг.

А слова все легче идут прочь – с берегов земли.
Открывая рапорт ровным: «благодарю».

10:34 

Светлана Ширанкова - * * * (У неё внутри звенят золотые гаечки...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
У неё внутри звенят золотые гаечки, гомонят бубенчики, шепчутся шестерёнки.
К девяти утра в палату приходит нянечка, начинает мыть полы и менять пелёнки.
Из-за двери тянет хлоркой, тоской и плесенью; надо ждать, глотать лекарства, считать тик-таки.
А настанет вечер – спустится с неба лесенка, и по ней поскачут львы, козероги, раки.
Дили-динь-динь-дон – ступеньки поют под лапами, голубой телёнок тычется влажным носом...
А врачи кололи руки, светили лампами, подарили куклу (у куклы такие косы,
как у мамы), врали: мамочка стала ангелом и теперь живёт на самой пушистой тучке.
А она на всякий случай кивала – мало ли? – и смеялась: трудно, что ли, соврать получше?
В циферблате солнца зреют минуты-семечки. Бубенцы в груди лишились последних звуков.
Часовщик, кряхтя, встает со своей скамеечки, близоруко щурясь, тянется острой штукой,
улыбаясь, гладит стрелки – щекотно, весело… рядом с ним крылатый кто-то выводит гаммы…

Ей сегодня можно будет взбежать по лесенке и пройтись по тучкам: вдруг там и вправду мама?


Отсюда.

19:05 

Андрей Белянин "Падает небо ажурным дождем"

...развернутая метафора бессубъектного внимания, создающего волшебные миры как ловушку для самого себя. (с)
Падает небо ажурным дождем,
Бывшее некогда синим.
Мы умираем,творим и живем
В мире изломанных линий.
Как силуэт,отраженный в окне
Долгой вагонной дороги,
Изморось дней в очищающем сне
Взвесят небрежные боги
И подведут неучтенный баланс
С уймой ошибок на бланке,
Щедро отдав подвернувшийся шанс
Встретиться на полустанке.
Там,где грохочет на стыке ветров
Бешеный поезд Вселенной,
Мы разглядим неземную любовь,
Ставшую гордой и тленной.
Мы улыбнемся,почувствовав связь
Судеб как вечных истоков.
Злоба пройдет и отмоется грязь-
Ты уже не одинока...
Не уходи! И тогда,и теперь
Висну плющом на балконе
И обреченное время потерь
Пересыпаю в ладонях...

20:45 

Анна Саркисова-Кравцова - Сам знаешь ЧТО

список дневников [DELETED user]
В Париже. В Москве. Берлине. И даже в черном пальто.

Я продолжаю. Тебя. Безумно. Сам знаешь "ЧТО".

Зубами впиваюсь. Истерика. В аорту. Наотмашь.

По стеклам иду. Потери. Не для меня роскошь.

дальше

03:21 

Елена Исаева - * * * (Глаза на небо устремляешь...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Глаза на небо устремляешь –
Пред всеми, кажется, в долгу:
«Я больше не могу, Ты знаешь,
Я больше просто не могу».

А день отчаянно погожий,
Безоблачно и ясно так,
Как будто Он ответил: можешь!
Нет знаков – это тоже знак.

02:18 

Константы Идельфонсо Галчинский "Маленькие кинозалы"

Великий кофейный гуру
Умру сегодня - Пуркуа па / Сперва - блядей... затем - попа.
В сильной тоске,в печали
лучше всего укрыться
в маленьком кинозале,
с плюшевым креслом слиться.

Снаружи ветер колышет
листья,и тени кружат,
прикрывая афиши
причудливой сетью кружев.

А дальше,блестя глазами,
шнурки,грильяж,папироски
высокими голосами
предлагают подростки.

О!Стемнело.Усталый
месяц вытянул руки.
Маленькие кинозалы
прекрасны в тоске,в разлуке.

Кассирша с прядью волнистой
в будке царит золотой.
Билет покупаешь и входишь
в сумрак,где фильм поет.

Шумит кинолес блестящий,
пальмовый,настоящий,
и в луче серебристом
дым сигарет снует.

Как славно здесь притулиться,
скрыться от непогоды,
с плюшевым креслом слиться
и умолкнуть на годы.

Плещет в сердце бездомном
река в серебристом свете.
Дремлешь в том зале темном
любовным письмом в конверте.

"Ты - как звезда над бором.
Ложусь я в постель пустую.
Где тот мост,на котором
встретимся вновь ?
Целую."

Выходишь грустен,туманен,
заарка - заэкранен,
бредешь пустырем и шепчешь:
тут бы и кончить дни.

В кинозалах случайных,
это - царство печальных.
В них так просто забыться.
Как прекрасны они.

Перевод Иосифа Бродского.

00:50 

Ф.Г.Лорка "Гитара"

kitty1103
"чтобы вас не пугала реальность попробуйте напугать ее первым"
Начинается
плач гитары.
Разбивается
чаша утра.
Начинается
плач гитары.
О, не жди от нее
молчанья,
не проси у нее
молчанья!
Неустанно
гитара плачет,
как вода по каналам — плачет,
как ветра под снегами — плачет,
не моли ее о молчанье!
Так плачет закат о рассвете,
так плачет стрела без цели,
так песок раскаленный плачет
о прохладной красе камелий.
Так прощается с жизнью птица
по угрозой змеиного жала.
О гитара,
бедная жертва
пяти проворных кинжалов!

МузЭй: ваши любимые стихи

главная