22:34 

Алина Витухновская Летом вскипало тело

Texx
"Мой сахар - твой сахар, мутсера..."
Летом вскипало тело.
Гарь расползалась вширь.
Странно в ушах звенело,
будто точат ножи.

Что-то случится. Ужас
в каждом углу обитал.
- Хватит, кому ты нужен?
- Тому, кто меня искал.

Между землей и небом
что-то случится, мам.
Кто-то закинул невод.
Я еще не был там.

- Мало ли где ты не был! -
старуха кричит.- Не спеши!
Оттепель. Столько снега,
сколько осталось жить.

Сложности лжи. Лужи.
Действия не совершить.
Стало страшней и хуже.
Лес за окном дрожит.

читать дальше

16:01 

Марина Цветаева. 13 марта 1915

linstant
Сладок всякому друг сердечным советом своим! Пр.27:9
Сини подмосковные холмы,
В воздухе чуть теплом - пыль и деготь.
Сплю весь день, весь день смеюсь, - должно
Выздоравливаю от зимы.

Я иду домой возможно тише:
Ненаписанных стихов - не жаль!
Стук колес и жареный миндаль
Мне дороже всех четверостиший.

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце - слишком полно!
Дни мои, как маленькие волны,
На которые гляжу с моста.

Чьи-то взгляды слишком уж нежны
В нежном воздухе едва нагретом...
Я уже заболеваю летом,
Еле выздоровев от зимы.

06:39 

ОМАР ХАЙЯМ - о любви

Словно солнце, горит, не сгорая, любовь.

Словно птица небесного рая - любовь.

Но еще не любовь - соловьиные стоны.

Не стонать, от любви умирая, - любовь!

---
читать дальше

18:51 

Стефания Данилова

Kamikorose
Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Куда? - отвечаю конверту: в Тибет, такой-то затерянный город.
Не ведаю, как обратиться к тебе, но строки щекочут мне горло.

Стучись ко мне в аськин зеленый цветочек - с несорванными лепестками.
Нет, я не гадала, не ставила точек, не прятала взгляда от камер.
Пиши мне своей акварелью погоду, хотя бы синоптиков ради.
У нас не меняется все год от году, сугробы при полном параде.
Пиши мне, как реки в озера линяют, хоронится цвет под ресницы
Каких-то девчонок, что взглядом пленяют, но кто из них мог бы присниться?
А я тебе снилась? Не будем об этом. Я снов набрала напрокат и
В них все умирают, кому диабет, а - кому-то инфаркт миокарда,
И ты стал моей сновиденческой жертвой, но я умолчу о причинах.
Мне лучше даются простые сюжеты о женщинах и о мужчинах,
Мне проще ответить, за что был распятым Христос и зачем родились мы,
Чем тратить листы - этот номером пятым - тебе отвечая на письма.
Скучаешь? Пробьешь по столешнице скерцо и этот вопрос ты пропустишь.
А я не скучаю, нет. Просто на сердце - огромная серая пустошь.
При выходе в свет надо очень следить за лицом, распростертым морозу.
А надо улыбочку, чтобы светиться, и надо осваивать прозу,
А надо готовить смешные спагетти, сначала хотя бы по-флотски,
Согласно зиме одеваться как йети, забыть про чулочки в полоски,
И вспомнить, что сердце ничуть не важнее прокуренных начерно легких,
Решать методички своих упражнений, а вовсе не судьбы далеких,

Пиши мне, когда оторвешься от дел, - про суффикс, про аффикс, про инфикс.
Надеюсь, ближайший почтовый отдел опять перепутает индекс.


18:51 

Фазыл Дагларджа

linstant
Сладок всякому друг сердечным советом своим! Пр.27:9
Почему небо движется, мама?
Даже, когда я на месте стою –
Кажется, будто иду!

Почему небо, как озеро, мама?
А я пить из него не могу на ходу!

Почему небо так близко, мама,
А я не могу пройти по нему!

Небо всё время глядит на меня
И даже ночью не спит – почему?!

22:37 

Григорий Медведев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Потому что беспалой ладони мало проку в перчатке, Кирилл
носит варежки, но никого не допроситься, кто б подсобил
из ребят их ловчее напялить, в коридорном толчётся тепле,
протирая культяпкой наледь на стекле.
У него рюкзачок допотопный и со сменкой дырявый мешок;
вот когда в смерть отправлюсь я, то в ней и за тот с меня спросят грешок:
потому что ладонью беспалой рукавиц не натянешь, Кирилл
со своей этой просьбочкой малой и ко мне подходил.
Но ведь все пацаны отказали! Как же мне? И действительно, как?
Оправданья там примут едва ли. А пока, малолетний дурак,
я дружков на футбольной площадке нагоняю, машу им рукой
в тёмно-синей китайской перчатке, но с английской нашивкой “best boy”.

* * *

Вот оно, одиночество: когда человек в ночном супермаркете покупает
корм для кошки, разглядывает чек, прячет сдачу в карман и мыслям своим кивает.
А ты просто в очереди, позади, добравшись за полночь до своего Подмосковья,
берёшь пива к ужину и по пути выпиваешь одно на морозе, не бережёшь здоровья.
Вокруг тебя многоэтажки, в которых спят
тысячи хмурых мужчин и поглупевших женщин.
Господи, пожалей бедных своих ягнят. Но если бог здесь и есть, то он — как Сенчин.
Потом под соседские пьяные голоса разогреваешь еду, открываешь вторую бутылку,
вспоминаешь того, в магазине: ему хорошо бы пса.
Ныряешь к подруге в постель, губами — к её затылку.

Ещё

08:07 

Саша Черный "Молитва"

>Благодарю тебя,создатель,
Что я в житейской кутерьме
Не депутат и не издатель
И не сижу еще в тюрьме.

Благодарю тебя,могучий,
Что мне не вырвали язык,
Что я,как нищий,верю в случай
И к всякой мерзости привык.

Благодарю тебя,единый,
Что в третью думу я не взят,-
От всей души с блаженной миной
Благодарю тебя стократ.

Благодарю тебя,мой боже,
Что смертный час,гроза глупцов,
Из разлагающейся кожи
Исторгнет дух в конце концов.

И вот тогда,молю беззвучно,
Дай мне исчезнуть в черной мгле,-
В раю мне будет очень скучно,
А ад я видел на земле.

22:38 

Алексей Цветков

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Гарь полуночная, спеленутая тишь,
Ревизия пропорций и расценок.
Взойдет луна - и сослепу летишь,
Как комнатная птица, головой в простенок.

В фарватер потемневшего стекла
Врезается рябина отмелью нечеткой.
Вчера пятак весь день ложился на орла.
Сегодня упадет решеткой.

Сегодня будет дождь, на завтрак молоко,
И падалиц в саду пунктирные эскизы.
Озябшая голубизна легко
Осядет в пыль, на стены и карнизы.

Она омоет дом, отрежет все пути,
Скользнет вдоль изгороди в лихорадке танца,
И будешь ты грустна, что вот, нельзя уйти
И тяжело, немыслимо остаться.

* * *

Я мечтал подружиться с совой, но, увы,
Никогда я на воле не видел совы,
Не сходя с городской карусели.
И хоть память моя оплыла, как свеча,
Я запомнил, что ходики в виде сыча
Над столом моим в детстве висели.

Я пытался мышам навязаться в друзья,
Я к ним в гости, как равный, ходил без ружья,
Но хозяева были в отъезде,
И, когда я в ангине лежал, не дыша,
Мне совали в постель надувного мыша
Со свистком в неожиданном месте.

Я ходил в зоопарк посмотреть на зверей,
Застывал истуканом у дачных дверей,
Где сороки в потемках трещали,
Но из летнего леса мне хмурилась вновь
Деревянная жизнь, порошковая кровь,
Бесполезная дружба с вещами.

Отвинчу я усталую голову прочь,
Побросаю колесики в дачную ночь
И свистульку из задницы выну,
Чтоб шептали мне мыши живые слова,
Чтоб военную песню мне пела сова,
Как большому, но глупому сыну.

12:59 

Сергей Круглов

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Зима охотника за улитками

Созвездия декабря вмёрзли в угольный свод, и в ходиках оцепенел ход,
И охотник в берлоге спит до весны, — но и во сне ведёт

Пальцем по карте-трёхвёрстке, истрёпанной по краям,
Спит, но следит вслепую заснеженный ход нор, тоннелей и скрытых ям,
По атласному белому этому, белому скользит, по лёгкой конвульсии льда
Чует добычу на два её хода вперёд, спускаясь пальцем по карте ловитвы туда,

В весну — или не он ведёт, или это его ведут

(Добыча следит охотника, силки траппера ждут)

Туда, где свет, где снега в помине нет, где вместо полей — моря
(Спящий вздыхает во сне, переворачивается на ту сторону декабря)

И можно ходить по воде, и в солнечную нырять глубину,
Идти ко дну,

И там на дне процеживать сетью янтарную взвесь
И по шелестящему ааххххх уловить: вот они! есть!! —

Драгоценная дичь: улитки, сворачивающиеся в глубине,
Кипящие в пряном густом трепетнобагровом вине.

* * *

летит олень рогов его корона
царапнула луны провисшее лицо
копыто сломано погоня неуклонна
его берут в кольцо

сожрут и станешь ими. дышит тяжко
и круп в крови
лети стелись спасайся глупый бяшка

кто говорит что на любви не страшно
тот ничего не знает о любви

Больше

23:38 

"Я и мой белый кот" неизвестный ирландский монах ок.9 века н.э.

Marash
We are not what we seem

Pangur Ban
I and Pangur Ban my cat,
Tis a like task we are at:
Hunting mice is his delight,
Hunting words I sit all night.

Better far than praise of men
Tis to sit with book and pen;
Pangur bears me no ill will,
He too plies his simple skill.

Tis a merry thing to see
At our tasks how glad are we,
When at home we sit and find
Entertainment to our mind.

Oftentimes a mouse will stray
In the hero Pangur's way;
Oftentimes my keen thought set
Takes a meaning in its net.

'Gainst the wall he sets his eye
Full and fierce and sharp and sly;
'Gainst the wall of knowledge I
All my little wisdom try.

When a mouse darts from its den
O how glad is Pangur then!
O what gladness do I prove
When I solve the doubts I love!

So in peace our tasks we ply,
Pangur Ban, my cat, and I;
In our arts we find our bliss,
I have mine and he has his.

Practice every day has made
Pangur perfect in his trade;
I get wisdom day and night
Turning darkness into light.


Translated by Robin Flower

Русского превода нет, здесь оригинал на древнеирландском


02:10 

Юрий Лорес "Осень"

Великий кофейный гуру
Умру сегодня - Пуркуа па / Сперва - блядей... затем - попа.
Кто эту осень по деревьям расплескал?
В ней кровь на золоте и золото на крови.
Броженье осени... Налить ее в бокал
И пить за чье-нибудь здоровье.

И с каждым разом становиться веселей,
В вине печаль перебродила.
Не вспоминай о ней, еще бокал налей,
Да так, чтоб каждому хватило.

Что за беда, что за вина - испить до дна,
С извечной жаждою отсчитывая время?
И наше золото, и кровь к исходу дня -
В крови и золоте деревьев.

Мы ждем, когда нас ветер в небо унесет,
Навеки связанных с землею.
Броженье осени... Блажен, кто осень пьет.
Ее вино спасет зимою.

И авторское исполнение:
www.youtube.com/v/BpD21hxiJ9c?version=3

18:09 

Редьярд Киплинг "Mother o'Mine"

Marash
We are not what we seem
If I were hanged on the highest hill,
Mother o' mine, O mother o' mine!
I know whose love would follow me still,
Mother o' mine, O mother o' mine!

If I were drowned in the deepest sea,
Mother o' mine, O mother o' mine!
I know whose tears would come down to me,
Mother o' mine, O mother o' mine!

If I were damned of body and soul,
I know whose prayers would make me whole,
Mother o' mine, O mother o' mine!


Перевод
читать дальше

05:52 

Константин Арбенин

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Уходя - возвращайся

Уходя — возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам.
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам,

Город будет всех сравнивать только с тобой,
Город будет всех мерить по меркам твоим, —
Уходя — возвращайся, по льду и рекой.
Допоём, доиграем и договорим.

Уходя — возвращайся, везде и всегда,
Прожигая года, поджигая мосты.
Город будет скучать и встречать поезда,
И ловить в каждой встречной родные черты.

Уходя — возвращайся, созвездьям назло.
Все дороги — узлом, но выводят — к тебе!
Город будет все стрелы проверять на излом
И искать твою звонкость в любой тетиве.

Уходя — возвращайся, везде и всегда,
Если будет беда и если будет успех.
Пусть открыты тебе всей земли города,
Но мой маленький город — уютнее всех.

Уходя — возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам.
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам.

1994

+1, "Зимние фрагменты"

Ещё

21:10 

Марина Цветаева, О слезы на глазах!

Marash
We are not what we seem
О слезы на глазах!
Плач гнева и любви!
О, Чехия в слезах!
Испания в крови!
О, черная гора,
Затмившая весь свет!
Пора — пора — пора
Творцу вернуть билет.
Отказываюсь — быть.
В Бедламе нелюдей
Отказываюсь — жить.
С волками площадей
Отказываюсь — выть.
С акулами равнин
Отказываюсь плыть
Вниз — по теченью спин.
Не надо мне ни дыр
Ушных, ни вещих глаз.
На твой безумный мир
Ответ один — отказ.

16:07 

Ольга Сульчинская

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Падение зеркала

Зеркало падает. Зеркало долго летит,
Словно Кармен из зубов свою красную розу,
Не выпуская внезапно открывшийся вид
Неба за окнами. Словно ища в нём опору.

Дашь мне ладонь. Есть о будущем что рассказать.
Только вот сам ты едва ли готов к разговору.
Счастье — как слово, которое трудно сдержать.
Легче исполнить угрозу.

Зеркало падает. В окнах воздвигся закат.
Алым и белым представ изумлённому взору,
Царское солнце воюет воздушную гору.
Блики скользят.

Зеркало падает. Словно на сцене Кармен
Долго поёт и танцует ещё перед смертью,
Тёмные юбки клубя возле круглых колен
И забывая про узкое лезвие в сердце.

Хочешь попробовать? Вечное чувство вины
Не позволяет прервать — но замедлить паденье
Можно. Темнеет. Стемнело. И с той стороны
Звёзды растут и деревья.

Зеркало ловит их и, запрокинувшись, пьёт.
Меццо-сопрано затягивает ариозо.
Мы пристегнули ремни и готовы в полёт.
И не заметишь, как будущее настаёт...

Где-то я видела — где? — эту синюю розу.


+1

07:04 

Саша Черный "Мы культурны"

Мы культурны: чистим зубы,
Рот и оба сапога.
В письмах вежливы сугубо —
«Ваш покорнейший слуга».

Отчего ж при всяком споре,
Доведенном до конца,
Вместо умного отпора
Мы с бессилием глупца,

Подражая папуасам,
Бьем друг друга по мордасам?
Правда, чаще — языком,
Но больней, чем кулаком...



саша чёрный

12:54 

Salomėja Nėris, "Божьим деревом зацвету"

Texx
"Мой сахар - твой сахар, мутсера..."
Когда-нибудь, весна, я знаю,
Опять примчит твой вороной,
Но только мы, весна родная,
Уже не встретимся с тобой.

Коня придержишь стременами,
Вокруг увидев красоту:
Земля усыпана цветами-
Я божьим деревом цвету.


автор перевода Сергей Левичев

07:17 

ОМАР ХАЙЯМ о жизни

Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего не известно!

Вот последняя правда, открытая мной.

---

И пылинка - живою частицей была,

Черным локоном, длинной ресницей была.

Пыль с лица вытирай осторожно и нежно:

Пыль, возможно, Зухрой яснолицей была!

---

Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

Чем в число блюдолизов презренных попасть.

Лучше кости глодать, чем прельститься сластями

За столом у мерзавцев, имеющих власть.

---

Недостойно - стремиться к тарелке любой,

Словно жадная муха, рискуя собой.

Лучше пусть у Хайяма ни крошки не будет,

Чем подлец его будет кормить на убой!

---

Жизни стыдно за тех, кто сидит и скорбит,

Кто не помнит утех, не прощает обид,

Пой, покуда у чанга не лопнули струны!

Пей, покуда об камень сосуд не разбит!

---

От безбожья до бога - мгновенье одно.

От нуля до итога - мгновенье одно.

Береги драгоценное это мгновенье:

Жизнь - ни мало, ни иного - мгновенье одно!



Омар Хайям

09:09 

Александр Стесин - * * * (В джинсах-шароварах, в кофте с капюшоном...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
В джинсах-шароварах, в кофте с капюшоном,
с рюкзаком в заплатах на спине,
выйдя из панк-сквота, с пафосом тяжелым
рисовать графити на стене.

На дверях продмага, на табличке «Welcome»
ставить крест фломастером лихим,
от себя добавив снизу шрифтом мелким
анархистский лозунг или гимн.

Через две недели из психушки выйдет
легендарный, в общем, гитарист
с блоком старых песен в измененном виде
и татуировкой “Черный Принц”.

Он читал когда-то пару умных книжек,
плюс — про хари-кришнов ерунду.
Пояс брюк болтался ягодицы ниже;
выше крыш парил свободный дух.

Через две недели мы пойдем дворами
(подтяни штаны, фломастер смой!)
к хари-хари-кришне, хари-хари-раме,
незнакомой улицей — домой.

07:27 

» Александр Блок.-Как тяжело ходить среди людей

Там человек сгорел
Фет


Как тяжело ходить среди людей
И притворятся непогибшим,
И об игре трагической страстей
Повествовать еще не жившим.

И, вглядываясь в свой ночной кошмар,
Строй находить в нестройном вихре чувства,
Чтобы по бледным заревам искусства
Узнали жизни гибельной пожар!

МузЭй: ваши любимые стихи

главная