00:25 

Давид Самойлов "Все реже думаю о том"

поворот на 180 градусов
shimbalaiê
Все реже думаю о том,
Кому понравлюсь, как понравлюсь.
Все чаще думаю о том,
Куда пойду, куда направлюсь.

Пусть те, кто каменно-тверды,
Своим всезнанием гордятся.
Стою. Потеряны следы.
Куда пойти? Куда податься?

Где путь меж добротой и злобой?
И где граничат свет и тьма?
И где он, этот мир особый
Успокоенья и ума?

Когда обманчивая внешность
Обескураживает всех,
Где эти мужество и нежность,
Вернейшие из наших вех?

И нет священной злобы, нет,
Не может быть священной злобы.
Зачем, губительный стилет,
Тебе уподобляют слово!

Кто прикасается к словам,
Не должен прикасаться к стали.
На верность добрым божествам
Не надо клясться на кинжале!

Отдай кинжал тому, кто слаб,
Чье слово лживо или слабо.
У нас иной и лад, и склад.
И все. И большего не надо.

13:30 

Ес Соя (Евгений Степанов) - Бояться смерти

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
меня нельзя обвинить в постоянстве,
но я люблю тебя
больше, чем себе может позволить человек

в этот век
в этом просторе
в этом пространстве

ты - чистейшая нота,
услышанная мной, в детстве,
в церковном хоре.

ты - суббота,
когда просыпаешься
и у тебя только одно дело - море.

я не буду что-то доказывать,
я же не пастор, чтобы кричать "поверьте, поверьте" ,
но встретив тебя,
я начал бояться смерти.

20:01 

Леонид Аронзон. "Павловск"

Arme
унция совы
Уже сумерки, как дожди.
Мокрый Павловск, осенний Павловск,
облетает, слетает, дрожит,
как свеча, оплывает.
О август,
схоронишь ли меня, как трава
сохраняет опавшие листья,
или мягкая лисья тропа
приведет меня снова в столицу?

В этой осени желчь фонарей,
и плывут, окунаясь, плафоны,
так явись, моя смерть, в октябре
на размытых, как лица, платформах,
а не здесь, где деревья — цари,
где царит умирание прели,
где последняя птица парит
и сползает, как лист, по ступеням
и ложится полуночный свет
там, где дуб, как неузнанный сверстник,
каждой веткою бьется вослед,
оставаясь, как прежде, в бессмертье.

Здесь я царствую, здесь я один,
посему — разыгравшийся в лицах —
распускаю себя, как дожди,
и к земле прижимаюсь, как листья,
и дворцовая ночь среди гнезд
расточает медлительный август
бесконечный падением звезд
на открытый и сумрачный Павловск.

1961

22:10 

Эдуард Асадов "Падает снег"

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Падает снег, падает снег -
Тысячи белых ежат...
А по дороге идет человек,
И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,
Лицо человека - обида и боль,
В зрачках два черных тревожных флажка
Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?
Друг ли с подлой душой?
Знает об этом только он
Да кто-то еще другой.

Случись катастрофа, пожар, беда -
Звонки тишину встревожат.
У нас милиция есть всегда
И "Скорая помощь" тоже.

А если просто: падает снег
И тормоза не визжат,
А если просто идет человек
И губы его дрожат?

А если в глазах у него тоска -
Два горьких черных флажка?
Какие звонки и сигналы есть,
Чтоб подали людям весть?!

И разве тут может в расчет идти
Какой-то там этикет,
Удобно иль нет к нему подойти,
Знаком ты с ним или нет?

Падает снег, падает снег,
По стеклам шуршит узорным.
А сквозь метель идет человек,
И снег ему кажется черным...

И если встретишь его в пути,
Пусть вздрогнет в душе звонок,
Рванись к нему сквозь людской поток.
Останови! Подойди!

04:35 

Павел Антокольский "Словами черными..."

Arme
унция совы
Словами чёрными, как чёрный хлеб и жалость,
Я говорю с тобой — пускай в последний раз!
Любовь жила и жгла, божилась и держалась,
Служила, как могла, боялась общих фраз.

Всё было тяжело и странно: ни уюта,
Ни лампы в комнате, ни воздуха в груди.
И только молодость качалась, как каюта,
Да гладь солёная кипела впереди.

Но мы достаточно подмёток износили,
Достаточно прошли бездомных дней и вёрст.
Вот почему их жар остался в прежней силе,
И хлеб их дорог нам, как бы он ни был чёрств.

И я живу с тобой и ста́реюсь от груза
Безденежья, дождей, чудачества, нытья...
А ты — не вымысел, не музыка, не муза.
Ты и не девочка. Ты просто — жизнь моя.

1929 год

23:16 

Виктор Коркия - "Буря отрицательных эмоций"

Arme
унция совы
Буря отрицательных эмоций
пронеслась и стихла...
Воздух чист.

...Неужели некто Гуго Гроций
был принципиальный гуманист?
Неужели о войне и мире
думал он в средневековой мгле?
Глупо в однокомнатной квартире
рассуждать о счастье на земле.

Иней, на окне моем цветущий,
застилает праздничный проспект.
Угнетен мой разум всемогущий,
недоразвит мощный интеллект.

Может быть, и снег идет, не знаю.
Может быть, уже идет война.
Я на кухне свет не зажигаю,
прожигаю вечер без вина.

При свечах казалось все иначе:
догорят костры еретиков -
встанут грандиозные задачи
освоенья райских парников.

Извини подвинься, бедный Гуго!
Из кромешной тьмы небытия
ищешь ты читателя и друга,
но не друг и не читатель я.

Я в душе ударник и новатор
и люблю в покойниках покой!
День и ночь вращается локатор
над моей красивой головой.

В небесах торжественно и чудно.
В космосе парят рабы идей.
Что же мне так больно и так трудно?
Я устал от мыслящих людей.

Как последний человек Вселенной,
как живой библейский персонаж,
перед вечной огненной геенной
я пишу библейский репортаж.

То не призрак бродит по Европе
в кущах утопических садов,
то звезда Полынь горит в утробе
матери российских городов.


1986

06:16 

Борис Смоленский - Ремесло

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Есть ремесло - не засыпать ночами
И в конуре, прокуренной дотла,
Метаться зверем, пожимать плечами
И горбиться скалою у стола.

Потом сорваться. В ночь. В мороз.
Чтоб ветер
Стянул лицо. Чтоб, прошибая лбом
Упорство улиц, здесь, сейчас же встретить
Единственную, нужную любовь.

А днем смеяться. И, не беспокоясь,
Все отшвырнув, как тягостный мешок,
Легко вскочить на отходящий поезд
И радоваться шумно и смешно.

Прильнуть ногами к звездному оконцу,
И быть несчастным от дурацких снов,
И быть счастливым просто так - от солнца
На снежных елях.
Это - ремесло.

И твердо знать, что жить иначе - ересь.
Любить слова. Годами жить без слов.
Быть Моцартом. Убить в себе Сальери.
И стать собой.
И это ремесло.

1938

22:10 

М. Цветаева «В огромном городе моем - ночь...»

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
В огромном городе моем — ночь.
Из дома сонного иду прочь
И люди думают: жена, дочь, —
А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет — путь,
И где-то музыка в окне — чуть.
Ах, нынче ветру до зари — дуть
Сквозь стенки тонкие груди — в грудь.

Есть черный тополь, и в окне — свет,
И звон на башне, и в руке — цвет,
И шаг вот этот никому — вслед,
И тень вот эта, а меня — нет.

Огни — как нити золотых бус,
Ночного листика во рту — вкус.
Освободите от дневных уз,
Друзья, поймите, что я вам — снюсь.

14:24 

Red 2 the Ranger - Дверь в Лето

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Слова, обращенные к другу котом, который искал Дверь в Лето...


Двери в твой рост, двери под облака,
Почему ты не знаешь ответа?
Открывай их одну за другою, пока
Хоть одна не откроется в Лето.

Сзади нет ничего - снег нам, что ли, терять?
Холода, никакого просвета.
Верь, как я! Сколько раз мне еще повторять -
За одной из дверей будет Лето.

Не сдавайся, не думай, что всюду снега,
Мы осилим любые потери,
Ведь у нас остается надежда, пока
Остаются закрытые двери.

За одной из дверей зеленеет трава,
Мы с порога шагнем прямо в Лето...
Так чего ты застрял? Ну давай, открывай,
Вдруг откроется именно эта...

Найдено здесь.

23:38 

kaitana _ Не так пугает смерть в одиночестве...

Травница Аль
Не так пугает смерть в одиночестве.
Не радует в стакане вода.

Смотрю на вас – и замуж не хочется.
Совсем.
Ни за кого.
Никогда.

21:48 

Федерико Гарсиа Лорка. Сонет о нежной горечи

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Мне страшно потерять в сиянье дней
Свет глаз твоих, не ощущать ночами
Твое дыхание на щеке своей;
Лишь одиночество - в зеркальной раме.

Мне больно быть без листьев и ветвей -
Ствол, выброшенный на берег волнами;
А без плодов стократ еще больней -
Кормился червь страдания плодами.

И если ты - мой потаенный клад,
Мой крест и боль, что пролилась слезою,
А я - твой пес, что подчиняться рад, -

Не дай утратить найденное мною
И пусть летит мой поздний листопад
Вслед за твоей изменчивой рекою.

20:49 

Вислава Шимборска "Лабиринт"

Texx
"Мой сахар - твой сахар, мутсера..."
– а сейчас несколько шагов
от стены к стене,
по тем ступенькам вверх
или по этим вниз;
потом чуть-чуть левей,
если не правей,
от стены между стен
до седьмого порога,
откуда-то куда-то
вплоть до пересеченья,
где выпало сойтись,
чтоб сразу разойтись,
твоим надеждам, ошибкам, промашкам,
попыткам, намерениям и снова надеждам.

Дорога за дорогой,
а обратной нету.
Доступно только то,
что впереди и дальше,
а дальше в утешенье
восемь поворотов,
дивись и удивляйся,
за кулисой кулиса.
Выбрать даже можно,
где быть или не быть,
перескочить, сбочить,
но чтоб не проскочить.

читать дальше

Перевод Асара Эппеля

14:36 

Владимир Навроцкий - черная вязкая холодная

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Вообразим себе шар, километр в поперечнике, заполненный чёрной вязкой водой.
Вообразим себе медленных рыб, плывущих там разнонаправленно и произвольно,
Предположим, что невозможно сделать различие между этой рыбой и той.
Да, у этой грудной плавник поразвесистей, у той пообкусанней хвост,
Но вода, напомним, черна. При соударениях рыбам не больно.

Как в четыре вытаскивания определить, какая из них
счастье твоё и радость?
(При условии, что вытаскивать незачем, нечем и некуда,
ведь и мы, погляди, холодные рыбы в стеклянном шаре)
(При условии, что в черноте не поймешь,
плавниками надо вслепую шарить)
(При условии, что температура воды
понижается в день на градус)

это будет задача на тридцать, а тридцать для сдачи мало,
вот ещё один пункт, с ним получится 34 балла:

требуется определить частоту столкновений, хотя бы грубо
и процент лобовых - чтоб не жабра о жабру,
а склизкие губы в склизкие губы.

ЖЖ

23:10 

Юлия Идлис - умри меня

ozolizoli
всегда чуточку больше
я лгу тебе.
я каждым годом лгу,
прожитым без тебя.
сегодня - первый.
отчаянье
не донося до губ,
не расплескав,
не распознав,
напевно
рассказывать -
как выливать в песок
последних капель
неживую влагу:
у лукоморья
алый поясок
на дубе том...

я лгу тебе.
я лягу
ручной метелью
под стекло окна -
под микроскоп,
навыворот,
в разрезе...
смотри как много.
больше ни одна
картина
в эту рамочку не влезет.
ты затяни
фрамугу, как петлю,
и задуши
начавшуюся бурю
не предложеньем -
"я тебя люблю" -
а троесловьем:
я...
тебя...
любую...


4-5 сентября 2001.

23:07 

Юлия Идлис - Phelie

ozolizoli
всегда чуточку больше
Эта девочка - нимфа. Она не знает об этом.
Указательным и большим, как страницу, трогай
Ее талию - ветром, в молитву навеки впетым, -
Только чтоб не додумалась быть пожилой и строгой.
Не дыша, наклоняйся, хватая губами тени
Ее рук на постели - вчерашним теплом болея
(он опять говорит - но словами, увы, не теми.
Всех на свете спокойней девочка и белее.).
Приноси ей охапки по-зимнему пахнущих лилий,
Изомни ее взглядом в тщедушной надежде поранить...
Нимфы - голые; но почему-то ее зачехлили
В бесконечные юбки, завернутые в спирали.
Утопи в ней желанье - пролейся в нее слезами.
Как лежала - потом напишет Д.Г. Росетти.
(не придет - так приснится; зачем тебе осязанье?
Всех на свете мертвее девочка, всех на свете.)
Нимфа - ей же не нужно ни рук, ни брюшины утлой,
Ни желёз твоих, ни жалости, ни сношенья...
Лишь одно: не забудь, уходя от нее под утро,
Указательным и большим надавить на шею.

Август, 2001.

23:57 

Юнна Мориц " у феи домик"

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
У феи - домик на лужайке,
Там - гномик в трусиках и в майке,
И гном в очках и в бороде
Играет всем на балалайке.

У феи варится варенье
Из чайной розы и сирени,
Из лилий, мяты и шалфея
В саду варенье варит фея.

Зимой приятно у камина,
Когда вовсю трещат морозы,
Поесть варенья из жасмина,
Фиалки, ландыша, мимозы.

И в этой чайной обстановке
Танцуют все без остановки,
А гномик на вишнёвой дудке
Играет танец незабудки.

22:23 

Александр Шевченко "Дрожал кровавый крест"

linstant
Сладок всякому друг сердечным советом своим! Пр.27:9
Дрожал кровавый крест, скрипя,
Стонала в муках Жертва.
И дьявол выл: «спаси Себя»,
Манил на землю жестом.

Гром мучил тишину. и рвал
В клочки просветы сини.
«Спаси Себя, других спасал,
Сойди, ведь Ты же сильный»...

Смеюсь сквозь слезы. Его боль
Сорвала мне оковы.
Да, Ты есть Бог, Спаситель, – коль
Ты не сошел с креста Голгофы.

Февраль 1994.

www.houseofbreadchurch.org/content.php?id=36

06:00 

Дмитрий Мельников

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Наутро будет ливень ледяной,
а значит, гололёд неимоверный,

здесь мальчик, слабоумием больной,
играет на приставке на фанерной
и тычет в неё пальцами... и вот
везде слюна, но он доволен очень —

когда Атропос жизнь мою прервёт
и встану я пред неподкупны очи,

то промолчу, как должно недомерку —
но, может быть, Ты вспомнишь, как зимой
я мальчику разрисовал фанерку,

разрисовал фанерку, Боже мой


* * *

Говори же со мной, артикулируя эго
монамурных высоток, ампира, бетона, снега,
ибо сердце Москвы колотится в глотке моей,
говори ясней,
чего же ты хочешь — плача ли, смеха,

раблезианства, небытия?
говори же скорей, я узнал в тебе человека
дождя.

Как в шестьдесят седьмом,
на родничке моём,
слушай рукою пульс,
слушай рукою грусть,
положи мне руку на грудь, я боюсь
уснуть.

Это я кричу наобум в твою заречную прану,
в кану, в капернаум, в голубую доминикану.
Красные гиганты, белые карлики, нейтронные розы,
мёртвые ласточки, чудовищные морозы,
и на всём пространстве — ни Бога, ни человека,
только чёрный космос артикулирует эхо.

Последняя публикация

ЖЖ

05:48 

Саша Черный - Экзамен

Из всех билетов вызубрив четыре,
Со скомканной программою в руке,
Неся в душе раскаяния гири,
Я мрачно шел с учебником к реке.

Там у реки блондинка гимназистка
Мои билеты выслушать должна.
Ах, провалюсь! Ах, будет злая чистка!
Но ведь отчасти и ее вина...

Зачем о ней я должен думать вечно?
Зачем она близка мне каждый миг?
Ведь это, наконец, бесчеловечно!
Конечно, мне не до проклятых книг.

Ей хорошо: по всем - двенадцать баллов,
А у меня лишь по закону пять.
Ах, только гимназистки без скандалов
Любовь с наукой могут совмещать!

Пришел. Навстречу грозный голос Любы:
"Когда Лойола орден основал?"
А я в ответ ее жестоко в губы,
Жестоко в губы вдруг поцеловал.

"Не сметь! Нахал! Что сделал для науки
Декарт, Бэкон, Паскаль и Галилей?"
А я в ответ ее смешные руки
Расцеловал от пальцев до локтей.

"Кого освободил Пипин Короткий?
Ну, что ж? Молчишь! Не знаешь ни аза?"
А я в ответ почтительно и кротко
Поцеловал лучистые глаза.

Так два часа экзамен продолжался.
Я получил ужаснейший разнос!
Но, расставаясь с ней, не удержался
И вновь поцеловал ее взасос.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я на экзамене дрожал как в лихорадке,
И вытащил... второй билет! Спасен!
Как я рубил! Спокойно, четко, гладко...
Иван Кузьмич был страшно поражен.

Бегом с истории, ликующий и чванный,
Летел мою любовь благодарить...
В душе горел восторг благоуханный.
Могу ли я экзамены хулить?

Ссылка

13:55 

Федерико Гарсиа Лорка "Если б мог по луне гадать я"

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Я твое повторяю имя
по ночам во тьме молчаливой,
когда собираются звезды
к лунному водопою
и смутные листья дремлют,
свесившись над тропою.
И кажусь я себе в эту пору
пустотою из звуков и боли,
обезумевшими часами,
что о прошлом поют поневоле.

Я твое повторяю имя
этой ночью во тьме молчаливой,
и звучит оно так отдаленно,
как еще никогда не звучало.
Это имя дальше, чем звезды,
и печальней, чем дождь усталый.

Полюблю ли тебя я снова,
как любить я умел когда-то?
Разве сердце мое виновато?
И какою любовь моя станет,
когда белый туман растает?
Будет тихой и светлой?
Не знаю.
Если б мог по луне гадать я,
как ромашку, ее обрывая!

Перевод Я. Серпина

МузЭй: ваши любимые стихи

главная