00:04 

Марина Цветаева Уж сколько их упало в эту бездну

karen ra
любите жизнь, в ней всё неповторимо!
Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все - как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе...
- Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем - что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?!-
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто - слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность -
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру...
- Послушайте!- Еще меня любите
За то, что я умру.

12:53 

Федерико Гарсиа Лорка - Встреча

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
В этом глухом поречье
мы не искали
встречи.
Как я люблю, ты знаешь,
и понапрасну речи!
Лучше ступай тропинкой
к своей округе.
А у меня гвоздями
пробиты руки.
Или не хватит крови
и смертной муки?
Лучше ступай, не глядя,
и я не стану,
и поклонимся оба
Сан-Каэтану,
чтобы в глухом поречье
век не искать нам
встречи.

21:13 

Марина Цветаева - Есть час на те слова...

Arme
унция совы
Есть час на те слова.
Из слуховых глушизн
Высокие права
Выстукивает жизнь.

Быть может - от плеча,
Протиснутого лбом.
Быть может - от луча,
Невидимого днем.

В напрасную струну
Прах - взмах на простыню.
Дань страху своему
И праху своему.

Жарких самоуправств
Час - и тишайших просьб.
Час безземельных братств.
Час мировых сиротств.

20:47 

Арсений Тарковский - Фонари

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Мне запомнится таянье снега
Этой горькой и ранней весной,
Пьяный ветер, хлеставший с разбега
По лицу ледяною крупой,
Беспокойная близость природы,
Разорвавшей свой белый покров,
И косматые шумные воды
Под железом угрюмых мостов.

читать дальше

05:48 

Вероника Тушнова - * * * (Всегда так было...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Всегда так было
и всегда так будет:
ты забываешь обо мне порой,
твой скучный взгляд
порой мне сердце студит...
Но у тебя ведь нет такой второй!
Несвойственна любви красноречивость,
боюсь я слов красивых как огня.
Я от тебя молчанью научилась,
и ты к терпенью
приучил меня.
Нет, не к тому, что родственно бессилью,
что вызвано покорностью судьбе,
нет, не к тому, что сломанные крылья
даруют в утешение тебе.
Ты научил меня терпенью поля,
когда земля суха и горяча,
терпенью трав, томящихся в неволе
до первого весеннего луча,
ты научил меня терпенью птицы,
готовящейся в дальний перелет,
терпенью всех, кто знает,
что случится,
И молча неминуемого ждет.

13:05 

Леопольд Стафф - Одиссей

Lika_k
Искусствоед
Пусть ни страданья твои,
Ни блужданья тебя не тревожат.
Правильных много путей,
Но и ложных не меньше, быть может.

Значит, зачтутся тебе
Лишь твоя устремленность и смелость,
Ибо приходишь всегда
Не туда, куда бы хотелось.

Скажут о жизни твоей
Надгробной надписи знаки.
Каждый из нас – Одиссей,
Плывущий к своей Итаке.

11:33 

Уильям Батлер Йейтс - Поэт желает покоя своей возлюбленной

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Смутные кони скачут, взметаются копны грив,
Бурей гремят копыта, мерцают белки их глаз.
Север их обнимает, звездным шатром накрыв,
Восток уступает радость, пока заря не зажглась.
Запад вздохнет, прослезится матовою росой,
А Юг уронит розы малинового огня.
Бессильны Сны и Надежды, Мечты и Желаний рой
Попавшие под копыта бешеного коня.
Прильни ко мне, любимая, чтоб милого сердца бой
Звучал над моим, сквозь путаницу мягких твоих волос.
В тихих сумерках тонет все, что в любви сбылось.
Пусть нас минуют Кони, скачущие с Бедой.

17:45 

Федерико Гарсиа Лорка "Пресьоса и ветер"

Paulita
Мы все во что-нибудь недоиграли…(с)
Пергаментною луною
Пресьоса звенит беспечно,
среди хрусталей и лавров
бродя по тропинке млечной.
И, бубен ее заслыша,
бежит тишина в обрывы,
где море в недрах колышет
полуночь, полную рыбы.
На скалах солдаты дремлют
в беззвездном ночном молчанье
на страже у белых башен,
в которых спят англичане.
А волны, цыгане моря,
играя в зеленом мраке,
склоняют к узорным гротам
сосновые ветви влаги...

читать дальше

20:12 

Вера Камша "Прощание"

Травница Аль
Очень редко на пороге успевают оглянуться
Оглянуться, улыбнуться, что-то главное сказать…
Уходящие уходят в те края, где лозы вьются,
Где крылатыми очнутся те, кто был рожден летать

Не всегда дано заметить, что стоишь ты на пороге,
На пороге, за которым плещут теплые моря,
Зеленеют сочно травы, и ведут, ведут дороги
Через поле, над которым занимается заря.

Это будет слишком рано, это будет слишком поздно,
Слишком рано для прощанья, слишком поздно для мечты,
Вспыхнет радуга над лугом, понесутся в вальсе звезды,
Уводя в иные дали тех, кого оставишь ты.

Очень редко на пороге успевают оглянуться…

00:59 

"Бессонница ребёнка", Иннокентий Анненский

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
От душной копоти земли
Погасла точка огневая,
И плавно тени потекли,
Контуры странные сливая.

И знал, что спать я не могу:
Пока уста мои молились,
Те, неотвязные, в мозгу
Опять слова зашевелились.

И я лежал, а тени шли,
Наверно зная и скрывая,
Как гриб выходит из земли
И ходит стрелка часовая.

20:37 

Альпийский Ёж - 17.00

evildinosaur
Nevermind.
Не гожусь и в подметки твоему любимому типажу.
Каждый день возвращаюсь домой. Стабильно. К пяти.
И все чаще мне кажется (чего вслух я, конечно же, не скажу),
Что ты бы ушел, если б вдруг тебе было куда идти.

Если точно бы знал, что там тебя встретят и пустят в дом,
Ну а после накормят и тапочки подадут,
Если б я разрыдалась, то все бы на том. Да и суп с котом.
Но я улыбаюсь. И ты зол, но по-прежнему тут.

Я готовлю обеды и ужины. На ура.
Оставляю записки. Там в каждом абзаце «милый».
Я целую и отпускаю, когда «извини, пора»,
Лишь сказать «возвращайся» и «жду тебя» я не в силах.

Я предмет восхищения школьных твоих друзей.
Твоя мама, ты знаешь, и та от меня в восторге.
И прическа и ногти. Хоть прямо сейчас в музей.
Там убрали б меня под стекло от тебя надолго.

Я почти идеал. Я примерная не жена.
Не скандалю и не ревную, не бью посуду.
Я когда-то так долго беды для тебя ждала.
А теперь извини. Победителей не осудят.

И лишь изредка говорю себе: не беда
То, что я не она. Он на той бы не смел жениться.
И почти не обидно, что выбрал меня тогда,
Потому что Принцесса ушла и нашла себе Принца.

Не сердись, дорогой, от того я тебе верней.
Приросла как родная к лицу не моя личина.
Ты уйдешь, ты уже понемногу уходишь к ней,
Но покуда ты здесь, я не стану тому причиной.

09:22 

Аше Гарридо _Ладно, давай, давай говорить напрямик

Травница Аль
Ладно, давай, давай говорить напрямик:
тому, кто к несчастьям намертво прикипел, привык,
сложно даются простейшие чудеса,
а самое страшное в жизни - белая полоса.
После нее и черная намного черней,
и поди попробуй еще удержись на ней.
Так вроде бы нет ничего - и неча пенять:
нечего удержать и нечего потерять.
А так имеешь - и паника каждый миг,
и каждый миг уже горлом идет немил.
Но есть и страшнее страшное тем кому:
это если не вспышкой свет уничтожит тьму,
а рассвет наступает по ниточке по шажку,
и пока наступает - вся жизнь утекает
в дырищу в левом боку.
Это когда не позарез, не вопрос ребром,
не будто вспороли брюхо и в глотку добро -
и не отвертишься, а ведь спокойнее как-то враз...
Страшно когда счастье - да! - но не прямо сейчас,
не с этого вдоха навеки и залпом до дна.
И ждешь от него зарока, присяги - но тишина.
Нет ответа - это и есть ответ.
И как мотылек о стекло, за которым свет,
я все отлетаю и бьюсь, отлетаю - и бьюсь
всем собой наотмашь.
Боишься?
- я сам боюсь.

жж

09:17 

Елена Касьян _ Этот город

Травница Аль
Этот город похож на большой вокзал,
Поезда, как птицы, кричат в ночи.
Но когда я вижу твои глаза,
Всё молчит.

И уже многоточья легли в пробел,
Неизвестно, откуда взойдут слова.
Но когда я думаю о тебе,
Я жива.

А составы заходят на новый круг
И стучат на стыках: ничья, ничья…
Но когда меня окликаешь вслух,
Я твоя.

Ничего не останется навсегда,
Никому не достанется этот рай.
Но когда сорвётся моя звезда,
Загадай…

жж

10:26 

Моханг Сингх - Движение (перевод Л.Н. Гумилёва)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Встань, потому что подъем — первое дело живого.
Двигайся, ибо во всем мире движенье — основа.
Будешь работать с умом — в камне засветится пламень,
Слаб ты в бессилье своем — сам ты не больше, чем камень.

Надо идти, ибо бой — жизни второе названье.
Смерти подобен покой, жизнь — изменений желанье.
Капля в ракушке простой только жемчужиной станет,
Капли в движеньи — волной будут и земном океане.

Томную лень разобьет вечное к цели движенье.
Только в стремленьи вперед для каравана спасенье.
Палица дела пробьет крепости тьмы бесконечной.
Сила разбудит восход над пустотою предвечной.

Дело — не чаша. Она полнится влагой пьянящей.
Действие — отблеск вина, светом багровым горящий.
Дело — не скал тишина, дремлющих вечно и просто,
Нет, это воли весна, сила бескрайнего роста.

Руки народов давно трудятся тонко и мудро.
В мраке пробито окно прямо в алмазное утро.
Рушить утесы дано тысячам молотов прочных, —
Как молодое вино, «брызжет молочный источник».

Только при помощи дел времени нить золотится,
Только при помощи дел в нас красота возродится,
Только при помощи дел вложит крестьянин в ладони
Тот бриллиант, что блестел долго на царской короне.

06:50 

Елена Касьян - Уехать...

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Мне сейчас уехать, как прыгнуть с крыши.
У моей печали не видно дна.
Я молчу и слушаю, как ты дышишь.
Я смотрю и думаю, что весна…
Что любовь бывает, как смерть, одна.
Да и той бывает порою слишком,
Если жизнь для неё тесна.

Что важней всего, то всегда некстати.
Что всего дороже, легко отнять.
По перрону снег размело, как скатерть.
От стены добраться бы до кровати –
Я не знаю, что здесь ещё менять.
И когда я думаю: «хватит, хватит», –
Обрывается что-то внутри меня.

На метро две станции до вокзала.
Твой язык на мой непереводим.
Хорошо, что главного не сказала,
Этих слов и так уже пруд пруди.
И волокна лопаются в груди
(ты попала, девочка, ты попала),
Посиди тихонечко, посиди.

Этот город за ночь в меня вмерзает,
И под белым небом ни птицы нет.
Здесь никто ничего о тебе не знает –
Если в целом доме погашен свет,
Мы почти совсем лишены примет.
Время нервно мечется, как борзая,
Потерявшая след.

Посмотреть.

04:54 

Ксения Желудова

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
///

как учили с пелёнок: определять предметы
по скупым словесным портретам, простым приметам;
как заставляли сопоставлять,
узнавать, называть и звать.

но предметы никто не учил оборачиваться на голос,
приближаться, чтобы меж вас не прошёл и волос,
никто не учил их идти на зов.

истинно счастлив отказавшийся от азов,
от набивших оскомину прописных истин,
первопричин, основ —

тот, кто устал от слов.


Не успеешь оглянуться

простота уюта, уют простоты;
дороже всего секунды нечаянной красоты;
мой город сводит людей и разводит мосты,
солнце пахнет парным молоком и горячим деревом,
прирастает к коже, словно спасительные бинты,
выжигает тоску, одиночество, недоверие,
даже страх смерти и темноты.

июньское счастье сегодня и навсегда:
миска спелой черешни, на ягодах жемчужинами вода;
просто однажды вся жизнь собирается в чемодан:
только то, что действительно пригодится,
ты невесом, отправляйся теперь туда,
куда летят перелётные птицы,
там не живёт беда.

время отныне беспомощно, и бессилен тлен,
в мгновение ока заживёт изодранное нутро;
Генрих вчера писал "Зелёные рукава" для Анны Болейн,
а сегодня их мальчик играет на дудочке
в переходе метро.


ЖЖ

23:18 

Саша Чёрный - Ошибка

Это было в провинции, в страшной глуши.
Я имел для души
Дантистку с телом белее известки и мела,
А для тела -
Модистку с удивительно нежной душой.

Десять лет пролетело.
Теперь я большой:
Так мне горько и стыдно
И жестоко обидно:
Ах, зачем прозевал я в дантистке
Прекрасное тело,
А в модистке
Удивительно нежную душу!
Так всегда:
Десять лет надо скучно прожить,
Чтоб понять иногда,
Что водой можно жажду свою утолить,
А прекрасные розы - для носа.

О, я продал бы книги свои и жилет
(Весною они не нужны)
И под свежим дыханьем весны
Купил бы билет
И поехал в провинцию, в страшную глушь:
Но, увы!
Ехидный рассудок уверенно каркает: Чушь!
Не спеши -
У дантистки твоей,
У модистки твоей
Нет ни тела уже, ни души.

Ссылка

03:30 

Саша Черный - Больному

поворот на 180 градусов
shimbalaiê
Есть горячее солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет — то ведь были, ведь были на свете
И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ...

Есть незримое творчество в каждом мгновеньи —
В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз.
Будь творцом! Созидай золотые мгновенья —
В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз...

Бесконечно позорно в припадке печали
Добровольно исчезнуть, как тень на стекле.
Разве Новые Встречи уже отсияли?
Разве только собаки живут на земле?

Если сам я угрюм, как голландская сажа3
(Улыбнись, улыбнись на сравненье мое!),
Этот черный румянец — налет от дренажа,
Это Муза меня подняла на копье.

Подожди! Я сживусь со своим новосельем —
Как весенний скворец запою на копье!
Оглушу твои уши цыганским весельем!
Дай лишь срок разобраться в проклятом тряпье.

Оставайся! Так мало здесь чутких и честных...
Оставайся! Лишь в них оправданье земли.
Адресов я не знаю — ищи неизвестных,
Как и ты неподвижно лежащих в пыли.

Если лучшие будут бросаться в пролеты,
Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц!
Полюби безотчетную радость полета...
Разверни свою душу до полных границ.

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
Акушеркой, художником, нянькой, врачом,
Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом:
Все сердца открываются этим ключом.

Есть еще острова одиночества мысли —
Будь умен и не бойся на них отдыхать.
Там обрывы над темной водою нависли —
Можешь думать... и камешки в воду бросать...

А вопросы... Вопросы не знают ответа —
Налетят, разожгут и умчатся, как корь.
Соломон нам оставил два мудрых совета:
Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

04:03 

Наум Коржавин - * * * (К себе, к себе - каким я был и стал...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
К себе, к себе - каким я был и стал.
К себе - пускай поблёк я, пусть устал.
Сквозь вызванную болью злость к толпе,
Сквозь даже представленье о себе.

К себе, к себе - чтоб знать, чего хочу.
С чего молчу и отчего кричу.
Чтоб с правдой слиться смысла своего.
Чтоб устыдиться - если есть чего.

К себе, к себе, чтоб слушать шум листвы.
К себе - чтоб вновь в душе воскресли вы:
Все - тот, кто свят, и чья судьба - грешить.
К себе - чтоб знать, как всем непросто жить.

К себе, к себе - чтоб к вам живым придти,
Чтоб никого потом не подвести.
Чтоб где-то на изломе бытия
Не оказалось вдруг, что я - не я...

1970

14:28 

Владимир Высоцкий - Мистерия хиппи

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
Мы рвём — и не найти концов.
Не выдаст чёрт — не съест свинья.
Мы сыновья своих отцов,
Но блудные мы сыновья.

Приспичило и припекло!..
Мы не вернёмся — видит Бог —
Ни государству под крыло,
Ни под покров, ни на порог.

Враньё
ваше вечное усердие!
Враньё
безупречное житьё!
Гнильё
ваше сердце и предсердие!
Наследство — к чёрту!
Всё, что ваше, — не моё!

К чёрту сброшена обуза,
Узы мы свели на нуль!
Нет у мамы карапуза,
Нет ни колледжа, ни вуза,
Нету крошек у папуль.

Довольно выпустили пуль
И кое-где и кое-кто
Из наших дорогих папуль —
На всю катушку, на все сто!

Довольно тискали вы краль
От января до января.
Нам ваша скотская мораль —
От фонаря, до фонаря!

Долой
ваши песни, ваши повести!
Долой
ваш алтарь и аналой!
Долой
угрызенья вашей совести!
Все ваши сказки
богомерзкие — долой!

Выжимайте деньги в раже,
Только стряпайте без нас
Ваши купли и продажи.
Нам до рвоты ваши даже
Умиленье и экстаз.

Среди заросших пустырей
Наш дом — без стен, без крыши кров.
Мы — как изгои средь людей,
Пришельцы из иных миров.

Уж лучше где-нибудь ишачь,
Чтоб потом с кровью пропотеть,
Чем вашим воздухом дышать,
Богатством вашим богатеть.

Плевать
нам на ваши суеверия!
Кромсать
всё, что ваше, проклинать!
Как знать,
что нам взять взамен неверия?
Но наши дети
это точно будут знать!

Прорицатели, гадалки
Напророчили бедлам.
Ну, а мы — уже на свалке,
В колесо фортуны палки
Ставим с горем пополам.

Так идите к нам, Мак-Кинли,
В наш разгневанный содом.
Вы и сам не блудный сын ли?
Будет больше нас, Мак-Кинли...
Нет? Мы сами к вам придём.
1973

МузЭй: ваши любимые стихи

главная