Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:22 

Э. М. - Каролина

milentium
Ты не любила бархат – пустое дело,
В медной шкатулке тебе и темно, и скучно.
Я мастерил протезы из свежих душ – но
Все отторгал фарфор неживого тела.

Дом мой хотели сжечь пресвятые люди,
Те, что умнее – велели дождаться утра.
Помнишь, при жизни тебя называли мудрой?
Ты угадала все, что со мною будет.

Ты не проснешься. Погнуты решетки окон.
Крошево платья хранит аромат жасмина.
Все, что осталось от маленькой Каролины:
Угольно-темный, искрящий под дымом кокон.

Я ухожу, закрывая глаза и двери.
В драных перчатках немеют от снега пальцы.


Новая повесть о кукольнике-страдальце.
И о подреберном черном звере.

07:25 

Вячеслав Иванов - Нас на земле двое

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Ветер опять воет,
И за окном стужа.
Нас на земле двое.
Кто нам еще нужен?

Если любить — сразу,
Искренне, как в детстве.
Выключи свой разум,
Слушай свое сердце…

03:37 

Ася Анистратенко - * * * (Все эти люди делали мне свет...)

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
все эти люди делали мне свет.
иных уже на этом свете нет,
а те, что есть, — какие-то другие.
мы движемся — вприпрыжку, вбок, вперед,
и прежних нас никто не соберет, —
ни случай, ни порывы ностальгии.

но мы — мы были тем, чем быть должны
вне роли замороченной жены:
друзья, враги, любовники, ревнивцы,
мы были ноты — до, и соль, и ре,
статьи в толковом первом словаре,
а нынче — мухи в белом янтаре,
застыли друг у друга на странице,

где мы учились пить коньяк и ром,
и говорить до третьих петухов,
гуляли по арбату всемером
и блоги собирали из стихов,
не выходя из необъятной темы.
мы вмазаны друг в друга, как в асфальт,
и это все — определенный факт
и полностью законченное время.

свидетели друг друга и судьбы —
мы были жадны, молоды, грубы,
так влюбчивы и так невыносимы,
нас так швыряло, плющило, пекло,
что мало кто прошел добро и зло,
и выжил после этой хиросимы.

но те, кто — до сих пор и вопреки —
живут на расстоянии руки, —
для них не сыщешь правильного слова.
мы видели друг друга. те и те.
и вот висим в конечной пустоте,
и время — наша общая основа,
а мы — его беспечные утки,
как водомерки в плоскости реки,
скользим туда-сюда, легки-легки,
и долгий день не повторится снова.

21:49 

Уже Другая, "Хлопай же фея, хлопай — сама себе..."

Texx
"Мой сахар - твой сахар, мутсера..."
Хлопай же фея, хлопай — сама себе.
Больше никто не верит, что ты живая:
видишь, страна чудес добралась до края,
в ней-то остались — ты да безумный бес.

Хлопай же, фея, хлопай, кружись, кружись,
раз не забыла, как делать водовороты
чуда, идей, событий и тех восходов,
что открывают заново чью-то жизнь.

Хлопай же, фея, хлопай, танцуй, танцуй —
что-то умрёт, когда осознаешь правду:
в этой стране, где считается вечность за две,
некому выслать ласковый поцелуй.

Сказка застыла у пропасти ржи и лжи.
Верь в себя, фея, — пусть больше никто не верит.
Полночь все ближе, выходят на волю звери.
Хлопай же, фея, хлопай, держи, держись...

03:17 

Константин Гадаев

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
* * *

Никому ни о чём. Просто стало от снега светлей.
Голова прояснилась. Приемлемой жизнь оказалась.
А казалось, под лампой ночной, нет соблазна подлей —
подливать самому, длить и длить этот стыд, эту жалость.
Как сквозь сон улыбается дочь!.. Никому ни о чём.
Ни о чём — никому. Только писчей вот этой бумаге.
Архаично, конечно. Но всё веселей, чем ничком —
Мы ещё повоюем! — мычать в бесполезной отваге.

Никому ни о чём. Мы ещё поглядим, кто кого.
Всё трещит и качается. Воздух гудит от сравнений.
Ничего, ничего, ничего, ничего, ничего…
И не гаснет под веками отсвет мозаик Равенны.

Снег

Тише воды, ниже травы,
рановато в этом году…
Мол, даже если не ждёте вы,
я всё равно иду —
без исключенья на всех и вся
(равенство — мой девиз),
между землёй и небом вися
медленно сверху вниз, —
на младенца в коляске,
юную маму его,
на старика с лакированной палкой…
Кто они, откуда?.. Не чувствую ничего.
Никого не жалко.

* * *
Лене

О чём-нибудь совсем простом
со мною тихо говори.
Ну, приблизительно, о том,
о чём со снегом фонари

в ночь на второе января,
пока уставший город спит, —
вот так же тихо говорят.

И фонари горят, горят…
И снег летит, летит…

09:35 

Екатерина Сокрута - Шум

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Говорили с дождем о шумящих моих делах.
Говорили с рекой о течении жизни в целом.
Ветер ставнями хлопал, вил песни на чердаках,
Задувал на асфальте июльские письма мелом.

Много плакать и петь, чтобы где-то внутри души
Небо тоже поблекло, как стираная рубашка.
Чтобы ближе к утру свет успел для себя решить
Мои внутренние дворы и пятиэтажки.

Пусть во внутреннем сити, где вечно горит неон,
Лишь секунда – обняться – но все же настолько прочно,
Чтобы даже наружный утренний почтальон
Вдруг решил не запаздывать с самой насущной почтой.

ЖЖ

19:17 

Вислава Шимборская (пер. В. Коркия) - Впечатление от театра

Arme
унция совы
Наиболее важен в трагедии акт шестой:
воскресение из мертвых венчает убийства на сцене,
поправляют парики, тряпки,
вырывают нож из груди,
снимают петлю с шеи,
живые и мертвые вместе выходят к публике.

Белеет ладонь на пронзенном сердце.
Жертва блаженно уставилась на палача.
Жизнерадостно кланяется самоубийца.
Отвешивает поклоны отрубленная голова.

Попрана вечность носком королевского башмачка.
Развеяны выводы полями шляпы.
Непоправима решимость завтра начать все сначала.

Мысль, что за кулисами они терпеливо ждали,
не снимая костюма, не смывая грима,
трогает меня больше, чем тирады трагедии.

Но поистине вдохновляет падение занавеса
и то, что видно в узком просвете:
вот одна рука потянулась к брошенному цветку,
вот другая поднимает выпавший меч.

И тогда уже третья, невидимая,
выполняет свою повинность
стискивает мне горло.

02:16 

Зинаида Гиппиус, "Душа"

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
В своей бессовестной и жалкой низости,
Она как пыль сера, как прах земной.
И умираю я от этой близости,
От неразрывности ее со мной.

Она шершавая, она колючая,
Она холодная, она змея.
Меня изранила противно-жгучая
Ее коленчатая чешуя.

О, если б острое почуял жало я!
Неповоротлива, тупа, тиха.
Такая тяжкая, такая вялая,
И нет к ней доступа - она глуха.

Своими кольцами она, упорная,
Ко мне ласкается, меня душа.
И эта мертвая, и эта черная,
И эта страшная - моя душа!

04:49 

Алексей Цветков - Точка отсчёта

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
вот сижу я светлосеренький такой
свесив хвостик в час рассвета над рекой

чутким рыльцем меж кувшинок повожу
рыбку выхвачу и рядом положу

здесь на зорьке благодать у нас в логу
часто в речке отражаюсь как могу

и любуюсь до чего же я неплох
из подшерстка выковыривая блох

изумляюсь до чего же я хорош
то клеща прибью то выщипаю вошь

а за плесом где пошире берега
есть большое гнездовище у врага

чуть померкнет очертание луны
там двуногие проснутся ходуны

взгромоздятся на четыре колеса
расползутся в наши рощи и леса

но лесная философия проста
веры ноль тому кто лыс и без хвоста

ни на грош в таком животном красоты
хоть бы и млекопитающее ты

покуражатся однако и уйдут
в свой убийственный попятятся уют

там полакомятся ими от души
их железные и бронзовые вши

не для тех теченье туч и россыпь звезд
кто клыками не владеет и бесхвост

08:15 

Александр Габриэль - Летаргия

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Слово было. Но скорей всего, в начале,
в дни, когда был мир един и не расколот.
А сегодня - доминирует молчанье
соматической реакцией на холод.

Тихий омут: ни метаний, ни литаний,
всю Вселенную зима заполонила...
Обессловели замерзшие гортани,
обездвижели в чернильницах чернила.

И деревья - безразличные, нагие;
звуки кончились. Безжизненно и пусто...
Колпаком накрыла землю летаргия.
Летаргия Иоанна Златоуста.

03:55 

Ирина Голубовская

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
Лось и Лосось (скороговорка)

Лось с Лососем жили врозь:
Лось - в лесу, в реке - Лосось.
Но однажды в синем плёсе
Повстречались Лось с Лососем.
Лось был рад, и рад - Лосось -
Веселей вдвоём плылось.
В гости Лось позвал Лосося:
"Жду у сосен ровно в восемь".
Как ни ждал Лосося Лось -
Встретить гостя не пришлось.

Собачье объявление

Поверьте, срочно нужен друг!
Желательно двуногий.
Чтоб весел был, не зол, не груб,
Доверчивый и строгий.

Любовь отдам тому из вас,
Кто дружбой жить умеет!
(Порода, возраст и окрас
Значенья не имеют).

* * *

Я прохожему пролаял:
"Уважаемый, привет!"
Он в ответ, без всяких правил:
"Что ты лаешь, дармоед?!".

Я вослед Ему: "Удачи!"
А Прохожий: "Я - не вор!"
Жаль,
что он язык собачий
Не освоил до сих пор.

* * *

Изучала Щука ванну:
- Тесновато, пусто, странно...
Не могу представить, как
Здесь купается рыбак.

Ещё свежих детских стихов.

21:08 

Юнна Мориц, "Ангел с белым крылом и с крылом помраченным"

Arme
унция совы
Вечер осенний, о Господи, сколько тоски натекло,
за калитку не выйти,
земля налилась и хлюпает, хлюпает,
яблоки плавают в луже,
а яблони бьет колотун, - уж топится печь, да согреться не можем,
так сыро, так зябко...

Ангел с белым крылом и с крылом помраченным играет на лютне,
обидой соленые губы дрожат и воспаленные веки соленые,
однако - смиренье и кротость,
поникшей главы сияет стожок золотистый.

Коптит на кленовом столе керосинная лампа.
Две чашки, два пряника, хлеб бородинский, "Ахейская Греция",
банка китайской тушенки, Четьи Минеи, будильник, Гораций:
"Был бы лишь книг хороший запас да в житнице хлеба на год, -
не жить на авось, не висеть меж надеждой и страхом".

Да как же, любезный Гораций, нам не висеть
меж надеждой и страхом?..
А волны свободно плавающей тревоги?
А переживанья стихийного тела?
А способность любить прекрасное
самым постыдным образом?..

- Прости, - говорит мой ангел, щекой прислоняясь к лютне, -
у меня отвращенье к жизни. Не ко всей. Лишь к моей единственной.
Упасая тебя от скорби, я так долго терпел эту пытку,
что воля моя истлела... Пусть мои прекратятся чувства.
Знаешь, я так устроен, что все мои чувства -
поток непрерывный видений, созвучий, картин,
раскаленно вонзаемых в мозг - наподобие терний.
Сделай меня инаким, не то я кончусь... -
Руки мои струятся, - и ангел спит, вздрагивая, как в лоне.
Веки мои струятся, губы мои струятся. Я ему навеваю:
- Мой ангел, прекрасный ликом, Богом хранимый ангел,
да отвратятся страхи, мраки твои, тревоги,
да отпадут терзанья, порча и преткновенья,
да отворятся светы, да утолятся жажды
всякого жизнеспособия, всякого жизнедействия,
да восприимешь сияние Божьего благолепия,
всеобъятного милосердия. Да пребудут с тобою
Вера, Надежда, Любовь и София, сама себя создающая
и всё - из себя самой.

Ложусь на дощатый пол, распластываюсь, удлиняюсь до
бесконечности,
до - сквозь рощу ночную, где плещутся ветер и дождь.
О, иудейско-славянское таинство, наподобие терний,
пригвождающих нас к провороту видений, картин и созвучий
обыденной жизни, где, вечно смешон и унижен,
висишь меж надеждой и страхом.

1989

01:01 

И. Бродский - 20 сонетов к Марии Стюарт, VI

D-r Zlo
я убил зверя под баобабом
Я вас любил. Любовь еще (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги.
Все разлетелось к черту на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее: виски:
в который вдарить? Портила не дрожь, но
задумчивость. Черт! Все не по-людски!
Я вас любил так сильно, безнадежно,
как дай вам Бог другими — но не даст!
Он, будучи на многое горазд,
не сотворит — по Пармениду — дважды
сей жар в крови, ширококостный хруст,
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды
коснуться — «бюст» зачеркиваю — уст!

15:50 

Владимир Маяковский "Послушайте!"

Evilan
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевочки
жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянется -
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

09:34 

Любовь Лебедева

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
обложка

ну да, ну да, совсем не ближний свет,
но мы готовы – поголовно – ехать.
нам предложили сказочный офсет,
где трын-трава и лист белее снега.
упасть-отжаться. и трамвай придёт,
поскрипывая чреслами вставными,
мы так попали в этот переплёт,
что стали до бессмертья прописными.
что будет дальше? лесополоса,
поля, луга, бескрайние просторы?
как много нужно будет рассказать,
чтоб стать потом зачитанным до корок:
что мне надеть, что плакать невтерпёж,
что ни за что не пробивать билета.
а ты меня услышишь и поймёшь,
и, боже мой, благодарю за это.

+5

ЖЖ

07:19 

Станислав Бельский

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
*
при знакомстве с классиком
думаешь
э
какой у него
глупый вид:
болотистая лысина
и крокодильи ухватки
а день спустя
уже удивляешься
что беседовал
с действующим вулканом

*
Каждую ночь
сумасшедшая девушка
пишет стихи,
делает из листков
бумажные кораблики
и пускает вниз по Днепру.
Каждое утро
я нахожу
уткнувшийся в берег
размокший кораблик,
разворачиваю его
и не могу разобрать ни строчки.

*
Деликатные прикосновения
немолодой
романтически грустной
парикмахерши
доставили мне больше
любовной радости,
чем полтора десятка соитий.
К лучшим
эротическим приключениям
за отчётный месяц
я ещё отношу
короткий телефонный звонок
давнишней знакомой,
рассеянный взгляд мороженщицы
и все гласные буквы
в этом стихотворении.

Больше авангарда

22:18 

Владимир Высоцкий "Запомню, оставлю в душе этот вечер..."

independent!
"Человек есть существо, ко всему привыкающие..." (c)
Запомню, оставлю в душе этот вечер,
И встречу с друзьями, и праздничный стол.
Сегодня я сам — самый главный диспетчер,
И стрелки сегодня я сам перевёл.

Итак, отправляю составы в пустыни,
Где только барханы в горячих лучах, —
Мои поезда не вернутся пустыми,
Пока мой оазис ещё не зачах,
ещё не зачах.

Своё я отъездил, и даже сверх нормы,
Стою вспоминаю, сжимая флажок,
Как мимо меня проносились платформы
И реки с мостами, которые сжёг.

Итак, отправляю составы в пустыни,
Где зной и барханы в горячих лучах, —
Мои поезда не вернутся пустыми,
Пока мой оазис ещё не зачах,
ещё не зачах.

читать дальше

13:19 

Иосиф Бродский "Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря..."

Evilan
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но неважно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить, уже не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;
поздно ночью, в уснувшей долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне,
как не сказано ниже, по крайней мере,
я взбиваю подушку мычащим "ты"
за морями, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты,
как безумное зеркало повторяя.

10:56 

Ксения Желудова - * * * (Здесь не так уж много законов...")

Фомка
"...Скандалы, сцены уступят место постепенно абсолютному уюту моей маленькой вселенной."
здесь не так уж много законов: всесильны только радость и красота;
всё остальное - война, бессмысленность, суета -
отступает, стоит решиться быть сильнее своих пустот,
разглядеть, как истово хлещет свет изо всех щелей
и со всех частот.

всё не так уж сложно и страшно: всей работы - не забывать дышать;
весь твой собственный ад и ужас не стоят ломаного гроша;
прикасайся к миру бережно, не оставляй следа;
ничего не бойся, так тебя не коснётся
ни одна беда.

всё своё носи с собой, не прихватывая ни лишнего, ни чужого;
помни: не принятое в расчёт возвратится снова и снова;
если играешь - играй в открытую, закатывай рукава;
и не вздумай молчать о важном, ибо воздастся каждому
по невысказанным словам.

ЖЖ

16:14 

Вислава Шимборска - Не знаю как где, но тут на Земле полно всякого...

Texx
"Мой сахар - твой сахар, мутсера..."
Wisława Szymborska (пер. с польского Асара Эппеля)

Не знаю как где,
но тут на Земле полно всякого.
Здесь изготовляют стулья и унынье,
ножницы, скрипки, нежность, транзисторы,
плотины, остроты, чайные чашки.

Быть может, где-то всякого куда больше,
однако по каким-то причинам там нет живописи,
кинескопов, пельменей, платочков поплакать.

А здесь не перечесть городов с окрестностями.
Какими-то можно очароваться особо,
именовать по-своему
и оберегать от недоброго.

Возможно, где-то есть похожие,
но никто не полагает их красивыми.

Возможно, как нигде или мало где,
у тебя тут особое туловище,
а при нем необходимые приспособления,
дабы не к своим детям добавить собственных.
Кроме того, руки, ноги и ошеломленная голова.

Неведение здесь без устали трудится,
непрерывно что-то подсчитывает, измеряет,
сравнивает,
производя из этого доводы и выводы.

...

МузЭй: ваши любимые стихи

главная